Можно ли крестным жениться

Добрый день. За всю историю Церкви вопрос о духовном родстве рассматривался соборно только единственный раз — на Трулльском (иначе Шестом) Вселенском Соборе.

Правило 53 Шестого Вселенского Собора:

Понеже сродство по духу есть важнее союза по телу, а мы уведали, что в некиих местах, некоторые восприемлющие детей от святаго и спасительнаго крещения, после сего вступают в брачное сожительство с матерями их, вдовствующими: то определяем, дабы от настоящаго времени ничто таковое не было творимо. Аще же которые, по настоящем правиле, усмотрены будут творящими сие: таковые, во-первых, да отступят от сего незаконнаго супружества, потом да будут подвергнуты епитимии любодействующих.

Воспрещается, таким образом, канонически брак в духовном родстве между восприемником и его дочерью (первая степень), равно брак между восприемником и вдовой матерью крещеных детей (вторая степень).

С течением времени греческим законодательством были утверждены брачные препятствия в духовном родстве до степеней, в которых брак воспрещался и в кровном родстве, а именно до 7-й степени включительно, на основании того места в трулльском правиле, по которому духовное родство важнее родства по крови.

В Иосифовской Кормчей 17 века (то есть сборнике церковных и светских законов) есть глава «О сродстве еже от святаго крещения». На стр. 1207 есть схема, описывающая ваш случай.

Захария родил Георгия, крестил Ирину. Между Георгием и Ириной вторая степень родства и брак «не бывает».

В статье Отличия старообрядческого венчания от новообрядческого также можете ознакомиться со страницами из рукописи «О родстве и о его определении степеней в коих разрешаются браки, и в коих запрещаются», основанными на Кормчии. И несмотря на то, что Номоканон (то есть та часть Кормчей, которая излагает церковные законы, принятые на Вселенских и поместных Соборах) не признает производных степеней духовного родства в качестве препятствия к браку, у вас с сыном вашей крестной вторая степень духовного родства. Запрет на ваш церковный брак освящен авторитетом патриарха Иосифа, а именно местными постановлениями, принятыми в его время.

Понимаю, что расставание может проходить через сердечную боль, но чем позже, тем больнее вам будет. Возможно, одному из вас стоит переехать, для того чтобы оборвать общение. Пока вы еще молоды, время лечит, а новое окружение, новая работа и проблемы по обустройству могут чуть смягчить недостаток общения с близким человеком. Церковные устроения выстроены не из «головы» какого-то человека, как и правила безопасности на авиа-транспорте, они написаны «кровью». Слишком многие «обожглись». Десять заповедей в Ветхом Завете и заповеди блаженства, церковные правила о строении семьи даны нам для предостережения: «не жги спички в детской — сделаешь пожар. Не лезь руками в кипяток — обожжешься».

Вы говорите о сильной любви, но похоже, что пока речь идет о страсти: гормоны, близость и красота тела — всё это производит очень сильное впечатление, особенно вместе с привычкой. Постарайтесь поговорить со своим духовным отцом, священником, которому Вы доверяете, молитесь, просите Божией помощи. Мои духовные советники рекомендовали молиться Псалтырь с покаянными молитвами. Господь управит ситуацию и умирит ваши души.

Христа ради, не рискуйте будущим своей семьи и своих детей. Дай, Господи, Вам духовного разума и овладения страстями!

Можно ли крестному отцу женится на матери крестницы

Крестные родители: кому можно, кому нельзя быть крестным, обязанности крестныхПРОТОИЕРЕЙ МАКСИМ КОЗЛОВ, АЛЕКСАНДРА КУЗЬМИЧЕВА

Кратко:

  • Крестным, или восприемником, должен быть православный христианин.Крестным не может быть католик, мусульманин или очень хороший атеист, потому чтоглавная обязанность крестного — помогать ребенку вырасти в православной вере.
  • Крестный должен быть церковным человеком, готовым регулярно водить крестника в храм и следить за его христианским воспитанием.
  • После того, как совершено крещение, крестного нельзя поменять, но если крестный сильно изменился к худшему о нем должны молиться крестник и его семья.
  • Беременная и незамужняя женщины МОГУТ быть крестными и мальчиков и девочек — не слушайте суеверные опасения!
  • Крестными не могут быть отец и мать ребенка, а также муж и жена не могут быть крестными у одного ребенка. остальные родственники — бабушки, тети и даже старшие братья и сестры могут быть крестными.

Многие из нас были крещены во младенчестве и уже не помнят, как это происходило. И вот однажды нас приглашают стать крестной или крестным, а может, еще радостнее — у нас рождается собственный ребенок. Тогда мы еще раз задумываемся о том, что такое Таинство Крещения, можем ли мы стать кому-то крестными и как нам выбрать восприемников для своего ребенка.

Ответы прот. Максима Козлова на вопросы об обязанностях крестных с сайта «Татьянин День».

— Меня пригласили стать крестным. Что я буду должен делать?

— Быть крестным — и почетно, и ответственно.

Крестные мать и отец, участвуя в Таинстве, принимают на себя ответственность за маленького члена Церкви, поэтому они обязательно должны быть православными людьми. Крестным, конечно, следует становиться человеку, который к тому же обладает некоторым опытом церковной жизни и поможет родителям вырастить младенца в вере, благочестии и чистоте.

Во время совершения Таинства над младенцем крестный (того же пола, что и ребенок) будет держать его на руках, произносить от его лица Символ веры и обеты отречения от сатаны и соединения со Христом. Подробнее о порядке совершения Крещения читайте здесь.

Главное, в чем может и должен помочь крестный и в чем он берет на себя обязательство, — это не в том только, чтобы присутствовать на Крещении, но и потом помочь воспринятому от купели возрастать, укрепляться в церковной жизни, и ни в коем случае не ограничить свое христианство только фактом Крещения. По учению Церкви, за то, как мы позаботились об исполнении этих своих обязанностей, с нас так же спросится в день последнего суда, как и за воспитание наших собственных детей. Поэтому, конечно, ответственность очень и очень большая.

— А что подарить крестнику?

— Безусловно, вы можете подарить крестнику крестик и цепочку, при этом неважно, из чего они сделаны; главное, чтобы крест был традиционной формы, принятой в Православной Церкви.

В старые времена был традиционный церковный подарок на крестины — это серебряная ложечка, которая называлась «подарок на зубок», она была первой ложечкой, которая употреблялась при кормлении ребенка, когда он с ложки начинал есть.

— А как мне выбрать крестных для своего ребенка?

— Во-первых, крестные должны быть крещеными, воцерковленными православными христианами.

Главное, чтобы критерием вашего выбора крестного или крестной было то, сможет ли этот человек впоследствии помогать вам в добром, христианском воспитании воспринятого от купели, а не только в практических обстоятельствах. И, конечно, важным критерием должна быть степень нашего знакомства и просто приязненность наших отношений. Подумайте о том, будут ли выбранные вами крестные церковными воспитателями ребенка или нет.

— Можно ли, чтобы у человека был только один крестный родитель?

— Да, это возможно. Важно только, чтобы крестный родитель был того же пола, что и крестник.

— Если один из крестных не может присутствовать на Таинстве Крещения, можно ли провести обряд без него, но записать его в крестные?

— До 1917 года существовала практика заочных крестных, но она применялась только по отношению к лицам императорской семьи, когда они в знак монаршей или великокняжеской милости соглашались считаться крестными того или иного младенца. Если речь идет о сходной ситуации, поступайте так, а если нет, то, пожалуй, лучше исходить из общепринятой практики.

— А кто не может быть крестным?

— Разумеется, не могут быть крестными нехристиане — атеисты, мусульмане, иудеи, буддисты и так далее, сколь бы близкими друзьями родителей ребенка и сколь бы приятными в общении людьми они ни были.

Исключительная ситуация — если нет рядом близких людей, расположенных к Православию, а в добрых нравах инославного христианина вы уверены — тогда практика нашей Церкви разрешает одному из крестных быть представителем другого христианского исповедания: католического или протестантского.

По мудрой традиции Русской Православной Церкви муж и жена не могут быть крестными одного и того же ребенка. Поэтому стоит подумать, если вас и человека, с которым вы хотите создать семью, приглашают стать восприемниками.

— А кто из родственников может быть крестным?

— Тетя или дядя, бабушка или дедушка могут стать восприемниками своих маленьких родственников. Следует только помнить, что муж и жена крестными одного ребенка быть не могут. Однако стоит подумать и вот о чем: наши близкие родственники все равно будут заботиться о ребенке, помогать нам воспитывать его. Не обделяем ли мы в таком случае маленького человека любовью и заботой, ведь у него могли бы быть еще один или два взрослых православных друга, к которым он мог бы обращаться в течение всей жизни. Особенно это важно в тот период, когда ребенок ищет авторитета вне семьи. Крестный в это время, ни в коем случае не противопоставляя себя родителям, мог бы стать тем человеком, кому доверяет подросток, у кого спрашивает совета даже о том, о чем не решается сказать своим близким.

— Можно ли отказаться от крестных родителей? Или перекрестить ребенка с целью нормального воспитания в вере?

— Ребенка в любом случае перекрещивать нельзя, ибо Таинство Крещения совершается единожды, и никакие грехи ни крестных, ни родных его родителей, ни даже самого человека не отменяют всех тех благодатных даров, которые даны человеку в Таинстве Крещения.

Что касается общения с крестными, то, безусловно, измена вере, то есть отпадение в те или иные инославные конфессии — католицизм, протестантизм, тем более отпадение в те или иные нехристианские религии, безбожие, вопиюще неблагочестивый образ жизни — по сути дела говорят о том, что человек не справился со своей обязанностью крестной матери. Духовный союз, заключенный в этом смысле в Таинстве Крещения, можно считать расторгнутым со стороны крестной или крестного, и можно попросить другого воцерковленного благочестивого человека, чтобы он взял благословение у своего духовника на несение попечений крестного отца или крестной матери о том или ином ребенке.

— Меня пригласили быть крестной мамой у девочки, но мне все говорят, что первого обязательно надо крестить мальчика. Так ли это?

— Суеверное представление о том, что девушка первым крестником должна иметь мальчика и что воспринятая от купели девочка-младенец станет препятствием для ее последующего замужества, не имеет никаких христианских корней и является абсолютным измышлением, которым православная христианка руководствоваться никак не должна.

— Говорят, что один из крестных должен обязательно состоять в браке и иметь детей. Так ли это?

— С одной стороны, мнение о том, что один из крестных обязательно должен состоять в браке и иметь детей, является суеверием, так же как идея, что девушка, воспринявшая девочку от купели, либо сама замуж не выйдет, либо это на ее судьбу наложит какой-то отпечаток.

С другой стороны, в этом мнении можно увидеть и определенного рода трезвость, если не подходить к нему с суеверной трактовкой. Конечно, будет разумно, если в крестные младенцу будут выбраны люди (или хотя бы один из крестных), которые обладают достаточным жизненным опытом, которые сами уже имеют навык воспитания детей в вере и благочестии, которым есть чем делиться с физическими родителями младенца. И поискать такого крестного было бы весьма желательно.

— Может ли крестной матерью быть беременная женщина?

— Уставы церковные не препятствуют беременной женщине быть крестной матерью. Единственное, я призываю вас подумать: хватит ли у вас сил и решимости разделить любовь к собственному ребенку с любовью к воспринятому младенцу, останется ли у вас время для попечений о нем, для советов родителям младенца, для того, чтобы иной раз потеплей за него помолиться, довести до храма, каким-то образом быть добрым старшим другом. Если вы более или менее уверены в себе и обстоятельства позволят, то ничто не мешает стать крестной, а во всех иных случаях, может быть, лучше семь раз отмерить, прежде чем один раз отрезать.

О крестных родителях

Наталия Сухинина

«Недавно разговорилась в электричке с женщиной, вернее, даже заспорили мы с ней. Она утверждала, что крестные родители, как родные отец с матерью, обязаны воспитывать своего крестника. А я не согласна: мать есть мать, кому это она разрешит вмешиваться в воспитание ребенка. У меня тоже был когда-то по молодости крестник, но наши пути давно разбежались, не знаю, где и живет он сейчас. А она, женщина эта, говорит, что мне теперь отвечать за него придется. За чужого ребенка отвечать? Что-то не верится…»

(Из письма читательницы)

Так получилось, и мои жизненные тропки вильнули совсем в другую сторону от крестных родителей. Где они сейчас, как живут, да и живы ли вообще, не знаю. Даже имен их не удержала память, давно крестили меня, в младенчестве. Спрашивала родителей, а они и сами не помнят, пожимают плечами, говорят, жили в то время по соседству люди, их и пригласили в крестные.

А где они теперь, как их звать-величать, разве упомнишь?

Честно говоря, для меня это обстоятельство никогда изъяном не было, росла себе да росла, без крестных. Нет, слукавила, было один раз, позавидовала. Школьная подруга выходила замуж и получила в свадебный подарок тоненькую, как паутинка, золотую цепочку. Крестная подарила, похвалилась она нам, которые о таких цепочках и мечтать не могли. Вот тогда и позавидовала. Была бы у меня крестная, может, и мне бы…
Теперь, конечно, пожив да поразмыслив, очень сожалею о случайных моих «отце с матерью», которые и в уме не держат, что вспоминаю их сейчас в этих строках. Без упрека вспоминаю, с сожалением. И, конечно, в споре своей читательницы с попутчицей в электричке полностью я на стороне попутчицы. Права она. Держать нам ответ за разлетевшихся из родительских гнезд крестников и крестниц, потому что не случайные они в нашей жизни люди, а дети наши, духовные дети, крестные.

Кому не знакома такая картинка?

Принаряженные люди стоят в стороне в храме. Центр внимания – младенец в пышных кружевах, его передают с рук на руки, выходят с ним на улицу, отвлекают, чтобы не плакал. Ждут крестин. Поглядывают на часы, нервничают.

Крестных мать с отцом можно узнать сразу. Они как-то особенно сосредоточенны и важны. Торопятся достать кошелек, чтобы расплатиться за предстоящие крестины, отдают какие-то распоряжения, шуршат пакетами с крестильными одеждами и свежими пеленками. Маленький человечек ничего не понимает, таращит глазенки на стенные фрески, на огоньки паникадила, на «сопровождающих его лиц», среди которых лицо крестного – одно из многих. Но вот батюшка приглашает – пора. Засуетились, заволновались, крестные изо всех сил стараются сохранить важность – не получается, ведь и для них, как и для их крестника, сегодняшний выход в Божий храм – событие знаменательное.
— Когда последний раз были в церкви?- спросит батюшка. Они в смущении пожмут плечами. Он может и не спросить, конечно. Но даже, если и не спросит, все равно по неловкости и по напряжению можно определить без труда, что крестные – люди не церковные, и только событие, в котором пригласили их участвовать, привело их под своды церкви. Станет батюшка задавать вопросы:

— Крест носите?

— Молитвы читаете?

— Евангелие читаете?

— Праздники церковные чтите?

И начнут крестные бормотать что-то невнятное, виновато опускать глаза. Священник обязательно усовестит, напомнит о долге крестных отцов и матерей, вообще о христианском долге. Поспешно и охотно будут кивать крестные головами, принимать смиренно обличение во грехе, и то ли от волнения, то ли от смущения, то ли от серьезности момента мало кто запомнит и впустит в сердце главную батюшкину мысль: все мы в ответе за своих крестников, и ныне, и присно. А кто запомнит, тот скорее всего превратно поймет. И от случая к случаю, памятуя о своем долге, начнет вкладывать в благополучие крестника посильную лепту.

Первый вклад сразу после крещения: конверт с хрустящей солидной купюрой – на зубок. Потом к дням рождения по мере возрастания чада – шикарный комплект детского приданого, дорогую игрушку, модный ранец, велосипед, фирменный костюм, и так вплоть до золотой, на зависть неимущим, цепочки к свадьбе.

Мы очень мало знаем. И не то беда, а то, что не очень и хотим знать. Ведь если бы хотели, то перед тем, как идти в храм в качестве крестного, заглянули бы туда накануне и распросили бы батюшку, чем «грозит» нам этот шаг, как достойнее к нему подготовиться.
Крестный – по-славянски восприемник. Почему? После погружения в купель священник из своих рук передает младенца в руки крестного. А тот принимает, воспринимает его в свои руки. Смысл этого действа очень глубок. Восприимством крестный отец берет на себя почетную, а главное, ответственную миссию вести крестника по пути восхождения к Небесному наследию. Вот куда! Ведь крещение – это духовное рождение человека. Помните, в Евангелии от Иоанна: «Кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царство Божие».

Серьезными словами – «хранители веры и благочестия» – называет Церковь восприемников. А ведь чтобы хранить, надо знать. Поэтому только верующий православный человек может быть крестным, а не тот, кто вместе с крещаемым младенцем первый раз выбрался в храм. Крестные должны знать хотя бы основные молитвы «Отче наш», «Богородице Дево», «Да воскреснет Бог…», они должны знать «Символ веры», читать Евангелие, Псалтирь. И уж, конечно, носить крест, уметь креститься.
Один батюшка рассказывал: пришли крестить ребенка, а крестный без креста. Батюшка ему: крест надень, а он – не могу, некрещеный. Прямо анекдот, а ведь сущая правда.

Вера и покаяние – два основных условия соединения с Богом. Но от младенца в кружевах нельзя требовать веры и покаяния, вот крестные и призваны, имея веру и покаяние, передать их, научить им своих восприемников. Именно поэтому они произносят вместо младенцев и слова «Символа веры», и слова отречения от сатаны.

— Отрицаешься ли сатаны и всех дел его? – спрашивает священник.

— Отрицаюсь,- отвечает восприемник вместо младенца.

На священнике светлая праздничная риза как знак начала новой жизни, а значит, духовной чистоты. Он обходит вокруг купели, кадит ее, всех стоящих рядом с зажженными свечами. Горят свечи и в руках восприемников. Совсем скоро батюшка троекратно опустит малыша в купель и мокрого, сморщенного, совсем не понимающего, где он и зачем, раба Божия, передаст в руки крестных. И его оденут в белые одежды. В это время поется очень красивый тропарь: «Ризу мне подаждь светлу, одеяйся светом, яко ризою…» Принимайте свое чадо, восприемники. Отныне ваша жизнь наполнится особым смыслом, вы взяли на себя подвиг духовного родительства, и за то, как понесете вы его, держать вам теперь ответ перед Богом.

На Первом Вселенском Соборе было принято правило, по которому женщины становятся восприемницами для девочек, мужчины для мальчиков. Проще говоря, для девочки нужна только крестная мать, мальчику только крестный отец. Но жизнь, как это часто случается, внесла и сюда свои коррективы. По древней русской традиции, приглашают и того, и другого. Оно, конечно, кашу маслом не испортишь. Но и здесь необходимо знать вполне определенные правила. Например, муж и жена не могут быть крестными одному малышу, так же как и родители ребенка не могут быть ему одновременно и крестными родителями. Крестные родители не могут вступать в брак со своими крестными детьми.

… Позади крещение малыша. Впереди у него большая жизнь, в которой отведено нам место, равное родившим его отцу с матерью. Впереди наш труд, наше постоянное стремление подготовить крестника к восхождению на духовные высоты. С чего начать? Да с самого малого. На первых порах, особенно если ребенок первый, родители сбиваются с ног от свалившихся на них забот. Им, как говорится, ни до чего. Вот тут самое время протянуть им руку помощи.

Носить малыша к Причастию, позаботиться, чтобы над колыбелью его висели иконки, подавать за него записочки в храме, заказывать молебны, постоянно, как и своих кровных детей, поминать в домашних молитвах. Конечно, не надо делать это назидательно, дескать, вы в суете погрязли, а я вот какой весь из себя духовный – о высоком думаю, к высокому стремлюсь, вашего ребенка окормляю, чтобы вы без меня делали… Вообще духовное воспитание малыша возможно только в том случае, если крестный в доме свой человек, желанный, тактичный. Не надо, конечно, перекладывать на себя все заботы. С родителей обязанности духовного воспитания не снимаются, но помогать, поддерживать, где-то заменять, если необходимо, это обязательно, без этого перед Господом не оправдаться.

Вот уж действительно непростой крест. И, наверное, надо хорошенько подумать, прежде чем на себя его возлагать. Смогу ли? Хватит ли у меня здоровья, терпения, духовного опыта, чтобы стать восприемником вступающему в жизнь человеку? А родителям хорошенько вглядеться в родственников и друзей – кандидатов на почетный пост. Кто из них сможет стать по-настоящему добрым помощником в воспитании, кто сумеет одарить ваше чадо истинными христианскими дарами – молитвой, умением прощать, способностью любить Бога. А плюшевые зайчики размером со слонов – это, может, и неплохо, но совсем не обязательно.

Если в доме беда – тут другие критерии. Сколько несчастных, неприкаянных детишек страдают от пьяниц-отцов, непутевых матерей. А сколько просто недружных, озлобившихся людей живут под одной крышей и заставляют жестоко страдать детей. Стары, как мир, и банальны такие сюжеты. Но если в этот сюжет впишется человек, который стоял с зажженной свечой перед крещенской купелью, если он, этот человек, рванется, как на амбразуру, навстречу крестнику, он может и горы свернуть. Посильное добро тоже добро. Не в наших силах отвадить от пол-литры дурня-мужика, вразумить заблудшую дщерь или пропеть «мирись, мирись, мирись» двум насупленным половинкам. Но в наших силах увезти к себе на денек на дачу истомившегося по ласке мальчонку, записать его в воскресную школу и взять на себя труд водить его туда, и – молиться. Молитвенный подвиг во главе угла крестных всех времен и народов.

Священники хорошо понимают тяжесть подвига восприемников и не благословляют набирать себе в дети много детворы, хорошей и разной.

Но я знаю человека, у которого больше пятидесяти крестных детей. Эти мальчики и девочки как раз оттуда, из детского одиночества, детской печали. Из большой детской беды.

Зовут этого человека Александр Геннадьевич Петрынин, он живет в Хабаровске, директорствует в Центре реабилитации детей, а проще – в детском приюте. Как директор, он делает очень много, пробивает средства на оборудование классов, подбирает кадры из совестливых, некорыстных людей, вызволяет своих подопечных из милиции, собирает их по подвалам.

Как крестный отец – водит их в храм, рассказывает о Боге, готовит к Причастию и – молится. Много молится, очень много. В Оптиной Пустыни, в Троице-Сергиевой Лавре, в Дивеевском монастыре, в десятках храмов по всей России читаются написанные им длинные записки о здравии многочисленных крестников. Он очень устает, этот человек, он иногда почти падает от усталости. Но у него нет другого выхода, он крестный, и его крестники особый народ. Его сердце – редкое сердце, и батюшка, понимая это, благословляет его на такое подвижничество. Педагог от Бога, говорят про него те, кто знает его в деле. Крестный от Бога – можно ли так сказать? Нет, наверное, все крестные от Бога, но он умеет страдать, как крестный, умеет любить, как крестный, и умеет спасать. Как крестный.

Для нас, чьи крестные дети, как дети лейтенанта Шмидта, разбросаны по городам и весям, его служение детям – образчик настоящего христианского служения. Думаю, многим из нас до его высот не дотянуться, но если уж делать жизнь с кого, то как раз с тех, кто понимает свое звание «восприемник», как серьезное, а не случайное дело в жизни.
Можно, конечно, сказать: я человек немощный, занятый, не ахти какой церковный и самое лучшее, что могу сделать, дабы не грешить, это вообще отказаться от предложения быть крестным. Так честнее и проще, правда? Проще – да. Но честнее…
Мало кто из нас, особенно когда незаметно подошло время остановиться, оглянуться, может сказать про себя – я хороший отец, хорошая мать, я ничего не задолжал собственному ребенку. Мы задолжали всем, и безбожное время, в котором произрастали наши запросы, наши прожекты, наши страсти, и есть результат наших друг другу долгов. Мы уже не отдадим их. Дети выросли и обходятся без наших истин и наших открытий Америки. Родители состарились. Но совесть – глас Божий – свербит и свербит.

Совесть требует выплеска, и не на словах, а на деле. Разве не может быть таким делом несение крестных обязанностей?
Жаль, мало среди нас образчиков крестного подвига. Слово «крестный» почти исчезло из нашего лексикона. И большим и неожиданным подарком стало для меня недавнее венчание дочери моего детского друга. Вернее, даже не венчание, что само по себе большая радость, а застолье, сама свадьба. И вот почему. Сели, разлили вино, ждем тоста. Все как-то смущаются, родители невесты пропускают вперед с речами родителей жениха, те наоборот. И тут встал высокий и красивый мужчина. Он встал как-то очень по-хозяйски. Поднял бокал:

— Я хочу сказать, как крестный отец невесты…

Все притихли. Все слушали слова о том, чтобы молодые жили долго, дружно, многодетно, а главное, с Господом.
— Спасибо, крестный, – сказала очаровательная Юлька и из-под роскошной пенящейся фаты одарила крестного благодарным взглядом.

Спасибо крестный, подумала и я. Спасибо, что ты пронес любовь к своей духовной дочери от крестильной свечи до венчальной. Спасибо, что напомнил нам всем о том, о чем мы напрочь забыли. Но у нас есть время вспомнить. Сколько – Господь знает. Поэтому надо торопиться.

Источник: Н.Е. Сухинина. Укажите мне край, где светло от лампад.

Иерей Тимофей Куропатов

Недавно ко мне в храм пришли молодые люди, очень удрученные… Они хотят венчаться, однако уже несколько батюшек, к которым они подходили, отказывали им в совершении над ними Таинства Брака, как только узнавали, что они оба являются крестными одного ребенка. Я был несколько удивлен таким решением священников, учитывая важность таинства брака, особенно в наше время, когда вообще мало кто решается не только венчаться, но и даже расписываться в ЗАГСе.

Честно говоря, я был не готов решить эту проблему и сразу им помочь не смог. Пришлось посмотреть церковную литературу, интернет, посоветоваться со священниками. И вот что мне стало известно по этому вопросу.

Многие священники, церковнослужители, свечницы и уборщицы в храмах считают и, более того, активно проповедуют, что крестному и крестной одного ребенка нельзя вступать в брак, так как между ними во время Таинства Крещения ребенка возникает духовное родство, препятствующее им быть мужем и женой.

Первый, вполне законный вопрос: откуда известно об этом «духовном родстве», какие каноны его определяют?

Если обратиться к церковной истории, то мы увидим, что начиная с Vl-ro и до XII века происходило развитие идей духовного родства и формировалось все более строгое к нему отношение. Если при императоре Юстиниане запрещалось жениться только крестному на своей крестнице (сер. VI века), то впоследствии отцы Трулльского Собора (691- 692 гг. в Константинополе) в 53-м правиле запретили брак и между восприемниками и родителями воспринятых: «сродство по духу есть важнее союза по телу», потому, в частности, «воспринимающие детей от святого Крещения не должны вступать в брак с матерями их вдовствующими». Еще позже Константинопольский синод при патриархе Николае III Грамматике (1084-1111 гг.) определил, что наличие духовно¬го родства до 7-й степени включительно, подобно кровному родству, признано препятствием к браку.

К нам на Русь правила о кумовьях попали из Номоканона (Номоканон — византийские сборники церковных правил и императорских указов, касающихся Церкви, составленные в VI VII веках и впоследствии дополненные).

«Правило 209.
…О духовнем сродстве.
Аще муж и жена крестят единому человеку дитя, повелева¬ем к тому не смеситися друг другу, понеже кумове вменяются. Аще ли совокупятся, имеют запрещение лет седмь надесять и метании по вся дни сто, сухо ядуще среду и пяток. Прощаяй же сих, да будет проклят.
О друзем сродстве духовнем.
Два некая, иже не имеют кого сродника, аще детца их един кум крестит, сиречь, от купели святаго крещения при¬емлет, дети оны да не приходят в брако причастие, до осмаго
степене. Понеже братия суть. Един бо отец роди тех духовный святым крещением».

Как видим, эти правила неимоверно строги, хотя если почи¬тать Номоканон внимательно, то можно увидеть, что многие правила сегодня совершенно не исполняются, некоторые неприменимы и, даже более того, и в наше время изменя¬ются, например: «Правило 175: Аще убиет сам себе человек, ни поют над ним, ниже поминают и разве аще бяще изум¬лен, сиречь, вне ума своего. По четвертому надесять ответу святаго Тимофея Александрийскаго». И сравним это правило с постановлением Синода Русской Православной Церкви от 27 июля 2011 года — Чин молитвеннаго утешения сродников, живот свой самовольне скончавшаго (http://www.patriarchia. ru/db/text/1586949.html).

Еще, что вполне очевидно, правила Номоканона относи¬тельно духовного родства исходят не от апостольских поста¬новлений или соборов первых веков (эти правила не имеют никаких ссылок на подобные постановления), а от более поз¬днего светского императорского законодательства, и только позднее вплетаются в церковные нормы. Но, тем не менее, эти правила Номоканона на много лет определили отношение к духовному родству на Руси.

Современное отношение к проблеме. Указы, действующие в РПЦ.

Теперь хочется указать на положение дел относитель¬но духовного родства в нашей Церкви. С одной стороны, укоренилось мнение, что кумовья вступать в брак не могут. Но, с другой стороны, мы живем по постановлениям и ука¬зам, принятым на Вселенских соборах и в нашей Русской Православной Церкви. И никто не отменял указа Святейшего Синода от 19 января 1810 года, который опирается на 53-е правило VI Вселенского собора, и признает духовное родство только между крестным, крещаемым и родителями крещен¬ного. Также следует заметить, что этот указ отрицает духов¬ное родство между детьми крестного и крещаемым, между крестным и крестной одного и того же младенца, ссылаясь на Требник, где сказано: «При святом крещении требуется один восприемник: если крещаемый мужского пола — муж-воспри¬емник; если женского — только восприемница».

Впоследствии Святейший Синод в 1937 году подтвердил указ от 1810 года и добавил : «А что в Требнике напечатан Номоканона пункт 211, тот пункт весьма сумнителен потому, что от кого изложен и в которые лета, то не напечатано и весь¬ма неизвестно».

Эти указы нашей Церкви действуют и сейчас. Их никто не отменял. Следовательно те, кто утверждает, что брак между кумовьями или их детьми невозможен — идут против действу¬ющих постановлений Русской Православной Церкви.

Кроме вышеприведенных указов, нужно обратиться и к исторической перспективе. Как совершалось Крещение в древней Церкви?

В древности к каждому желающему стать христианином прикреплялся верующий человек, который обучал его основам веры. Если же крестили младенцев, то крестными выступали сами родители.

«По обычаю Древней Церкви, в Крещении, как правило, участвовал один восприемник, одинакового пола с крещаемым. При преобладавшем тогда крещении взрослых это выте¬кало из естественного чувства стыдливости. Но впоследствии в Крещении, которое, по учению Церкви, является духовным рождением человека, по аналогии с рождением плотским, стали участвовать одновременно и восприемник и восприемница — крестные отец и мать. Кодекс императора святого Юстиниана I (534 г.), запрещающий брак между восприемником и воспри¬нятой, еще не рассматривает возможность брака между вос¬приемницей и восприемником. Этот обычай распространился на Западе в VIII веке и легко вошел в жизнь Церкви, тем более что со временем по преимуществу стали крестить младенцев. Против двойного восприемничества выступал епископ Римский святой Лев I Великий (440-461 гг.), в 813 году Майнцский Собор осуждал эту практику, но она прочно укоренилась.

Позже обычай участия восприемника и восприемницы в крещении проник и на Восток. В Русской Церкви он рас¬пространился уже в XIII веке. Этой практике противодейство¬вали митрополиты святые Киприан (XIV в.) и Фотий (XV в.), но после XV века участие в крещении младенца двух восприемни¬ков, крестного отца и крестной матери — не встречало более возражений со стороны церковной власти». (Православная Энциклопедия, статья «Восприемники»).

«Духовное родство существует между крестным отцом и его крестником и между крестной матерью и ее крестницей, а также между родителями воспринятого от купе¬ли и восприемником того же пола, что и восприня¬тый (кумовство). Поскольку согласно канонам при Крещении требуется один восприемник того же пола, что и крещаемый, второй восприемник явля¬ется данью традиции и, следовательно, нет кано¬нических препятствий для заключения церковного брака между восприемниками одного младенца. Строго говоря, по той же причине между крес¬тным отцом и его крестницей и между крестной матерью и ее крестником также не существует духовного родства. Однако благочестивый обы¬чай запрещает такие браки, поэтому во избежа¬ние соблазна в таком случае следует испросить специальных указаний от правящего архиерея». («Настольная книга священнослужителя», издание Московской Патриархии, М. 1983 г.).

Если говорить о роли крестного, то очевидно, что первостепенная его задача — научить крест¬ника основам веры. И это главное. А дальше хоть два крестных, хоть шесть (на Украине бывает и такое) — не имеет никакого значения.

Крестные даются крещаемым не для числа и не для духов¬ного сродничества, а для научения и помощи во спасение души.

А если мы согласно отцам Церкви, постановлениям Святейшего Синода, тексту Требника и церковной истории считаем, что крестный должен быть только один, то не может быть и речи о невозможности брака с человеком, которого просто назвали, по народной традиции, кстати, пришедшей от католиков, вторым крестным.

И напоследок

Один мой знакомый священник рассказывал, что его матушка не берет себе в крестники нико¬го, чтобы впоследствии ее дети могли сочетаться браком с детьми ее знакомых и друзей из хоро¬ших православных семей.

Также слышал совершенно достоверные истории от своих знакомых священников о супругах, которые, став крестными у одного крещаемого и впоследствии воцерковившись, расторгали свой брак. Вот это, на мой взгляд, самая настоящая духовная трагедия, которая вырастает всего лишь из неверного понимания двух слов — «духовное родство».

Подводя итог всему вышесказанному, нужно отметить, что многие, говоря о запрете на брак между кумовьями, просто перестраховываются, не до конца разобравшись в проблеме, и несколько побаиваясь не понимаемого ими понятия духовного родства. Но мы, чада нашей Церкви, должны руководствоваться постановлениями, принятыми в Русской Православной Церкви, которые в свою очередь опираются на постановления VI Вселенского Собора и гласят, что брак невозможен между крестным/ой, крестницей/ком и родителями крещаемого, и все. Все остальные случаи — дозволительны.

Дилемма, касающаяся вопроса «Могут ли жениться крестные родители, крестившие одного малыша?» волнует немало народа. В этом списке находятся как сами крестные родители, так и кровные родители ребенка. Если при выборе крестных руководствоваться тем принципом, что находящиеся в отношениях люди не могут стать крестными родителями, то, в таком случае, между свободными от отношений крестными вполне вероятно могут завязаться теплые и нежные отношения.

Молодая полюбившая друг друга пара начинает строить свои отношения и уже планировать свою свадьбу, как вдруг узнает о страшном факте, что им запрещено жениться. Как же поступить с образовавшейся проблемой? Могут ли пожениться кумовья или все-таки не стоит играть с судьбой? Недаром ведь подобного рода союзы на протяжении долгого времени считают запрещенными.

Почему крестным нельзя жениться? Стоит ли звать куму замуж

  • Важно понимать, что подобного рода ситуацию нужно рассматривать, в первую очередь, базируясь на законах церкви, а не руководствуясь в принятии такого судьбоносного решения на всякого рода суевериях. Стоит отметить, что церковь крайне неоднозначно относится к отношениям интимного характера, а также непосредственно к заключению брака между крестными родителями одного ребенка. Доподлинно известно, что в давние времена подобные браки находились под запретом со времен правления Юстиниана. Он аргументировал это тем, что в момент проведения таинства крещения, крестные родители вступают между собой в духовное родство ровным счетом так же, как и со своим крестником.
  • Сложившаяся ситуация была в корне изменена указом Синода РПЦ. Этот приказ был введен в действие в январе 1810 года. Там говорилось лишь о том, что узы брака запрещены между крестными родителями и их крестниками. Так же, под запрет попали и браки между мужчиной и женщиной, имеющих в лице крестного одного и того же человека. Снятие запрета с бракосочетания между кумовьями было объяснено тем фактом, что они не состоят в кровном родстве, а значит церковью такого рода отношения не запрещены.

Можно ли выходить замуж за кума

Во время проведения обряда крещения, новоиспеченные крестные родители дают клятву перед Богом, что ни при каких обстоятельствах не будут вступать друг с другом в отношения, носящие интимный характер. Этот обряд имеет место и по сей день, невзирая на принятый в 1810 году Синодом указ, о котором говорилось ранее.

Несмотря на то, что с момента принятия указа прошло уже более двух столетий, церковь все еще не может принять единое решение касательно факта, могут ли все-же крестные родители (крестившие одного ребенка) вступать в брачный союз. В связи с этим, прежде чем принять окончательное решение о заключении подобного рода брака, нужно обратиться в церковь и получить разрешение на данный союз. Хотя, если подумать, выполняется данный «ритуал» скорее для успокоения собственной совести, нежели для соблюдения каких-либо законов. Ведь если бракосочетание между кумовьями и правда грех, то, по меньшей мере, странно просить на это разрешения.

В заключении

Подводя итог всему вышесказанному хочется сказать следующее: если в жизни сложилось так, что между крестными все-таки появились некоторые чувства, то выход лишь один: или следовать законам Бога или же велению разума и голосу сердца. Помните о том, что какой бы выбор Вы ни сделали, на дальнейшей судьбе Вашего крестника это ни коим образом не отразится. Однако, если довериться слухам, подобные браки могут быть чреваты только для женившихся крестных родителей. Говорят, что эти браки отличаются своей непродолжительностью.

Добавить комментарий

Закрыть меню