Как приветствовать христианина

Старац Илија (Ноздрин): «Духовном животу се треба учити, без тога је наше друштво осуђено на пропаст»

Истински задаци и грешке духовника, избор свештеника који би могао да буде прави учитељ тек оцрковљеном човеку, – мало је тема тежих за разговор од ових. Ова, не тако лака, питања православни портал „Фома“ је решио да постави једном од најпознатијих и најпоштованијих духовника нашег доба, оптинском старцу Илији.

–Баћушка, реците, зашто је човеку који прилази Цркви неопходно духовно руковођење? Из чега се оно састоји?

–Духовном животу се треба учити, и то је, по свој прилици, најважнија школа у нашем животу, без које је цело наше друштво осуђено на пропаст. Погледајте докле је довело безбожје, одрицање живота по заповестима. Није случајно што је средином века наш свет стајао на граници погибије и атомске катастрофе, управо оних година, када су на телевизији обећавали да ће ускоро „показати последњег попа“. Сада тероризам, демонска мржња, деградација нашег села – имају исти корен, што доводи до рушења континуитета у духовном искуству, без којег не можемо нормално да живимо. То не само да удаљава човека од спасења у вечном животу, него и руши свакодневни социјални живот.

Задатак духовног подучавања је управо у томе да препороди и утврди традицију преношења духовног искуства са колена на колено, а такође и да га очува и умножи. О важности тог служења говори и то што у Јеванђељу Господа називају Учитељем. Јер нам је Он сам био пример: Спаситељ је ходао по Палестини са ученицима, из краја у крај, и поступао исто као и други учитељи тог доба, не само у Израиљу, него и у Атини, и на Истоку. Тиме нам је Христос показао да за духовно учење није неопходна топла учионица, може се учити и на голом камењу. Главно је шта и како учимо.

Хришћанство на то даје јасан одговор. Наша вера, богатство нашег духовног живота задобија се пре свега директним разговором са Богом, тојест молитвом, кроз коју човек јача у вери, и без које, према речима Теофана Затворника који је, узгред, био ректор Петербуршке духовне академије, теоретско знање и образовање мало вреде. Али, у исто време свети Теофан не пориче значај знања које је такође неодвојиви део духовног живота, и које човек ни у ком случају не сме да пренебрегава. Зашто данас имамо тако много проблема, између осталог и у духовном животу, у трагању за духовником? Сва несрећа је у одсуству православног васпитања и знања из богословских наука. Ако би дете из детињства понело макар неко сазнање шта је духовни живот, шта је то вера, могло би да избегне многе грешке.

Учити се духовном животу значи примењивати молитву и образовање. И, наравно пре свега, важно је схватати да духовник не може за пет-десет минута дати човеку то, што би, у нормалним животним условима, требало годинама да усваја. Јер често људи долазе у Цркву мислећи да ће одмах постати светитељи, добити посебне духовне дарове од Бога. Али то се не догађа.

Молитва и обраћање Богу треба да су у складу са образовањем, стицањем знања и променама у свакодневном животу.

И управо тим променама треба да руководи духовник. Међутим, он сам по себи не може много дати човеку уколико овај није спреман то да прихвати. Духовник може нешто да објасни, али, као што је речено у јеванђељској причи, сејач сеје, а затим долазе врапци и чавке, кљуцкају зрна и човек опет остаје празан. Човек и његов духовник треба да сарађују, да буду пријатељи. Само тада ће бити могуће говорити о истинском духовном расту човека.

–Сматра се да духовник треба да научи човека да мисли самостално, да се самостално духовно развија. Међутим, многи људи пре бирају да се једноставно у потпуности препусте свештенику, саветују се са њим чак и какве тапете да залепе. Многи осуђују вернике за такво одрицање од своје воље. Да ли је то заиста неправилно?

–Човек треба да сачува своју вољу и треба сам да доноси одлуке. Јер само човек лично може да направи коначан избор у својој души.

Зар не би могао Господ да спаси Јуду од издаје? Могао би, наравно. Зашто, онда Он то није урадио? Јер би то било могуће урадити само насиљем. Богу и Његовој светости је недопустиво да присиљава човека. Принудно добро не може бити добро. Јер, зашто је распет Спаситељ? Он је могао да створи цео идеалан свет и без тога, и да не буде никаквих порока на земљи, и човеку ништа не би било потребно, никакве војске, ни канцеларије. Али Господ је могао то да уради само принудом, сломивши човекову слободну вољу. Он није тако поступио, већ је оставио људима могућност да сами бирају између добра и зла.

Социјални живот даје човеку готова знања, културу, проверено искуство, али како тиме да се користи, он сам одлучује. Тако је и у духовном животу. Господ нам даје кроз искупитељску мисију, преко крста, могућност да побеђујемо своје немоћи, боримо се са ђаволом. Али, користити се том могућношћу можемо само по сопственој вољи. Господ нам је створио васељену, створио законе по којима живимо, дао нам воду, храну, све што је неопходно. Али, како да живимо у овом свету, условљено је, пре свега, нашом вољом, нашим трудом и знањем. Зато је важно да се живот гради на поштовању Божанских заповести, и на слободном избору.

–А шта ако духовник отворено ломи људску вољу, не покушава да подучава, већ да наређује?

–Тада то није духовник. Шта ту рећи, кад је све написано у Јеванђељу. Погледајте, како је проповедао Спаситељ, како су проповедали апостоли. Тако треба да делује и духовник. Ако он не поступа по Светом Писму, не поштује јеванђељске заповести и покушава да наређује… како онда може бити духовни учетељ хришћанима?

Наравно, треба побуђивати човека да се промени, треба исправљати и усмеравати, али у исто време не сме се вршити притисак на личност.

–Неки људи траже духовника искључиво у манастиру, чак и не провире у храм поред свог дома…

–Опет, то је погрешно, када особа тражи оно што му треба негде иза седам мора, мислећи да је ће јој тамо бити боље. Старац Силуан је говорио, ако човек верује духовнику, Господ му преко духовника открива мудрост, без обзира колико је духовно мудар, научен или искусан његов учитељ. Ту је потребно више поверења у Господа, са стране онога који за духовношћу трага. Ако човек верује Богу, онда му благодат Божија открива оно што је неопходно.

–У већини случајева се, код особе која се тек обратила у веру, јавља стремљење ка монаштву због тога што та особа живот монаха сматра правилнијим, спасоноснијим, а живот мирјана као «половично» служење Богу.

–Наравно, монашки живот и живот у свету се много разликују. То су два различита пута, али она у подједнаком степену воде ка главном циљу људског живота: спасењу душе и сједињењу са Богом.

Ако човек одлази у манастир, он цео свој живот посвећује спасењу своје душе. Његов живот се заснива на молитвама и послушањима, која би требало да буду неодвојиви део живота сваког монаха. И овде, узгред, улога духовног руководиоца треба да буде много већа, као и степен послушања према њему.

Али и живот мирјана такође треба да буде подређен истом циљу спасења. Разлика је само у томе што је живот човека у свету условљен другим обавезама: да обезбеди породицу, васпита децу, и другим важним богоугодним бригама. Поред тога, у животу човека који се није удаљио од света, појављује се мноштво светских искушења, али то је само спољна опасност и додатна могућност, јер ће, пребродивши та искушења, човек пронаћи непроцењиво духовно искуство.

Важно је имати на уму да Господ зна каква искушења коме треба да пошаље. Нема особе која се не може спасити. Зато, када бирамо свој пут, морамо знати да су и пут монаха, па тако и пут мирјана подједнако спасоносни. Важно је смислено изабрати, без журбе, ослањајући се на своје унутрашње приоритете. И поступати сагласно својој савести, по вољи Божијој.

–Дакле, шта треба да чини онај, који је тек ушао у Цркву и тражи свог духовника? Како да направи прави избор?

–Важно је имати на уму да наш свет лежи у злу, да смо после Адамовог пада сви грешни, и овде сваки човек, сваки духовник такође има своје грехе. Савршени идеал не постоји.

Заиста, постоје људи са великим знањем и духовним искуством, којима је могуће обратити се за духовно руководство. Међутим, треба пажљиво бирати, схватајући да чак и јако добар духовник може да вам не одговара из неког разлога. Чак врло образован и искусан духовник може да не одговара, по неким чисто људским критеријумима. Биће вам тешко да изградите однос, зато је важно оценити све, између осталог и људску компатибилност.

Сем тога, желео бих да подсетим шта је Теофан Затворник говорио о почетку духовног живота код човека. Шта је то Царство Небеско? То је разговор са Богом, чистота душе и благодат Божија. Бити очишћен од својих грехова и лично се обратити Богу, то је оно најважније због чега човек долази у Цркву. Ако се човек научи покајању, преумљењу душе и молитви, онда ће моћи да живи уз било ког духовника, самостално ће дејствовати, самостално правити изборе у корист добра, тежиће му. Ако то не научи, ниједан духовник му неће помоћи.

Важно је такође не заборавити, поред свег поверењу у духовника, да треба самостално да оцењујемо оно што се догађа. Неопходно је примењивати речи духовника уз речи Јеванђеља, уз учење Отаца Цркве, уз њене саборне одлуке, које је важно изучавати и разумети. Никакав ауторитет духовника их не може превисити.

И, наравно, човек који је тек дошао у Цркву треба непрестано да се моли, јер је разговор са Богом најважније ка чему тежи сваки хришћанин.

Тридесятое царство

Мало кто знает, что в знакомой с детства сказке о тридесятом царстве славяне видели нечто иное. Славяне верили, что после смерти они будут жить в «тридесятом царстве». Как в сказке помните далеко «за тридевять земель, за широкими реками синими морями, куда птица налетит, путник и конь не дойдет «, все сделано из чистого золота горы, деревья, а брега там кисельные и текут бескрайние молочные реки.

Славяне не совершали человеческих жертвоприношений. Кто первый придумал эту легенду о кровавых языческих обрядах у славян? Впервые об этом заговорили христианские проповедники, вступающие против темных язычников.

Ученые давно доказали что в некоторых отдоенных диких племен на первобытной стадии развития, приносились кровавые жертвы. Но в период позднего язычества таких явлений уже не наблюдалось.

Славяне принесли в жертву богам исключительно «плоды своего труда». Устраивали пиры в честь богов. Они врыли, что во время праздников боги разделяют с ними трапезу. Кстати нечто подобное делают сегодня, поминают родственников, у изображения ставят символическое угощение. Кстати «жрать» произошло от старославянского слова ЖРЕТИ, переводится как жертва.

Вопросы и ответы. Православие в деталях

Входя в дом, надо сказать:»Мир вашему дому!» — на что хозяева отвечают: «С миром принимаем!» Застав ближних за трапезой, принято пожелать им: «Ангела за трапезой!» За всё принято тепло и искренне благодарить ближних: «Спаси Господи!», «Спаси Христос!» или «Спаси тебя Бог!» — на что положено ответить: «Во славу Божию». Нецерковных людей, если вы считаете, что они вас не поймут, таким образом благодарить не обязательно. Лучше сказать: «Благодарю вас!» или «Я от всей души вам благодарен».

Как приветствовать друг друга. В каждой местности, у каждого возраста есть свои обычаи и особенности приветствий. Но если мы хотим жить в любви и мире с ближними, вряд ли куцые словечки «привет», «чао» или «пока» выразят глубину наших чувств и установят гармонию в отношениях. За века христиане выработали особые формы приветствия. В древности приветствовали друг друга возгласом: «Христос посреди нас!» — слыша в ответ: «И есть, и будет». Так приветствуют друг друга священники, совершая рукопожатие, трижды лобызая друг друга в щёку и целуя друг у друга правую руку. Впрочем, священники могут приветствовать друг друга и так: «Благослови». Прп.Серафим Саровский обращался ко всем со словами: «Христос воскресе, радость моя!» Современные христиане так приветствуют друг друга в Пасхальные дни — до Вознесения Господня (т.е. на протяжении сорока дней): «Христос воскресе!» — и слышат в ответ: «Воистину воскресе!».

В воскресные и праздничные дни у православных принято приветствовать друг друга взаимным поздравлением: «С праздником!».

При встрече мужчины-миряне обычно целуют друг друга в щёку одновременно с рукопожатием. В московском обычае при встрече троекратно целоваться в щё-ки — женщинам с женщинами, мужчинам с мужчинами. Некоторые благочестивые прихожане привносят в этот обычай особенность, заимствованную из монастырей: троекратное взаимное лобызание в плечи, по-монашески.

Из монастырей пришёл в быт некоторых православных обычай просить разрешения войти в комнату следующими словами: «Молитвами Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». При этом находящийся в комнате, если позволяет войти, должен ответить: «Аминь». Конечно, такое правило можно применять лишь среди православных, едва ли оно применимо к мирским людям… Монастырские корни имеет и другая форма приветствия: «Благословите!» — причём не только священника. И если батюшка отвечает: «Бог благословит!», то мирянин, к которому обращено приветствие, говорит в ответ также: «Благословите!»

Уходящих из дома на учёбу детей можно напутствовать словами: «Ангела Хранителя тебе!», перекрестив их. Можно пожелать также Ангела Хранителя направляющемуся в дорогу или сказать: «Храни тебя Господь!» Такие же слова православные говорят друг другу, прощаясь, или же: «С Богом!», «Помощи Божией», «Прошу твоих святых молитв» и тому подобное.

Как обращаться друг к другу. Умение обратиться к незнакомому ближнему выражает или нашу любовь, или наш эгоизм, пренебрежение к человеку. Дискуссии 1970-х годов о том, какие слова предпочтительнее для обращения — «товарищ», «сударь» и «сударыня» или «гражданин» и «гражданка», — вряд ли сделали нас доброжелательнее друг к другу. Дело не в том, какое именно слово избрать для обращения, а в том, видим ли мы в другом человеке такой же образ Божий, как и в себе. Конечно, примитивное обращение «женщина!», «мужчина!» говорит о нашем безкультурье. Ещё хуже вызывающе-пренебрежительное «эй ты!» или «эй!».

Но согретое христианской приветливостью и доброжелательностью, любое доброе обращение может заиграть глубиной чувств. Можно использовать и традиционное для дореволюционной России обращение «госпожа» и «господин» — оно особо уважительно и напоминает всем нам, что каждого человека надо почитать, поскольку каждый носит в себе образ Господа. Но нельзя не учитывать, что в наши дни это обращение носит более официальный характер и иногда из-за непонимания его сути негативно воспринимается при обращении в быту, о чём можно искренне пожалеть.

Обращаться «гражданин» и «гражданка» уместнее скорее для работников официальных учреждений. В православной же среде приняты сердечные обращения «сестра», «сестричка», «сестрица» — к девушке, к женщине. К замужним женщинам можно обратиться: «матушка» — кстати, этим словом мы выражаем особое уважение к женщине как к матери. Сколько тепла и любви в нём: «матушка!» Вспомните строки Николая Рубцова: «Матушка возьмёт ведро, молча принесёт воды…» Жён священников тоже называют матушками, но добавляют при этом имя: «матушка Наталья», «матушка Лидия». Такое же обращение принято и к игумении монастыря: «матушка Иоанна», «матушка Елисавета».

К юноше, мужчине можно обратиться: «брат», «браток», «братишка», «друг», к более старшим по возрасту — «отец», это знак особого уважения. Но вряд ли правильным будет фамильярное «папаша». Будем помнить, что «отец» — великое и святое слово, мы обращаемся к Богу «Отче наш». И священника мы можем называть «отец». Монахи нередко называют друг друга «отче».

Дохристианские приветствия

В сказках и былинах герои очень часто приветствуют поле, речку, лес, облака. Людям же, особенно молодым, говорят: «Гой еси, добрый молодец!» Слово гой — очень старое, этот древнейший корень встречается во многих языках. В русском языке его значения связаны с жизнью и живительной силой, и в словаре Даля гоить означает «говеть, жить, здравствовать». Но есть и другое толкование приветствия «Гой еси!»: некоторые исследователи утверждают, что это словосочетание указывает на принадлежность к одной общине, роду, племени и может быть переведено как: «Ты есть наш, наших кровей».
Итак, слово «гой» означает «жить», а «еси» — «есть». Буквально эту фразу можно перевести на современный русский так: «Ты сейчас есть и будь живым еще!».
Интересно, что этот древний корень сохранился в слове изгой. И если «гой» — это «жить, жизнь», то «изгой» — его антоним — это человек, оторванный от жизни, лишенный ее.
Другое распространенное на Руси приветствие — «Мир вашему дому!» Оно необычайно полное, уважительное, ведь таким образом человек приветствует дом и всех его жителей, близких и далеких родственников. Возможно, в дохристианской Руси под таким приветствием имели в виду и обращение к домовому и богу этого рода.

Христианские приветствия

Христианство подарило Руси разнообразие приветствий, и с этих пор по первым же произнесенным словам стало возможным определить вероисповедание чужестранца. Между собой русские христиане любили здороваться так: «Христос посреди нас!» — и отвечать: «Есть и будет!». Руси дорога Византия, а древний греческий язык ощущается почти родным. Древние греки приветствовали друг друга возгласом «Хайрете!», что означало «Радуйтесь!» — и русские вслед за ними восприняли это приветствие. «Радуйся!» — как бы начинает песнь Пресвятой Богородице человек (ведь именно такой рефрен встречается в песнопениях Богородице). Другое приветствие, появившееся в это время, чаще использовалось, когда человек проходил мимо работающих людей. «Бог в помощь!» — говорил он тогда. «Во славу Божию!» или «Слава Богу!» — отвечали ему. Эти слова, не как приветствие, а чаще как просто пожелание, используются русскими до сих пор.
Наверняка не все варианты древних приветствий дошли до нас. В духовной литературе приветствие почти всегда «опускалось» и герои переходили сразу к сути разговора. Только в одном литературном памятнике — апокрифе «Сказание отца нашего Агапия» XIII века встречается приветствие того времени, удивляющее своей поэтичностью: «Добре ходити и добр вы путь буде».

Поцелуи

Троекратный поцелуй, сохранившийся в России до ныне — очень старая традиция. Число три — сакральное, оно и полнота в Троице, и надежность и оберегание. Так часто целовали и гостей — ведь гость для русского человека все равно что ангел, входящий в дом. Другой вид поцелуев — поцелуй руки, означавший почтение и преклонение. Конечно, именно так здоровались приближенные с государем (порой целуя даже не руку, а ногу). Это целование — и часть благословения священника, являющееся одновременно и приветствием. В церкви расцеловывали и того, кто только что причастился Святых Христовых Таин — в этом случае поцелуй был и поздравлением, и приветствием обновленного, очищенного человека.
О сакральном, а не только «формальном» значении поцелуев на Руси говорит и то, что не всем было позволено целовать руку государя (послам нехристианских стран это запрещалось). Человек, низший по статусу мог поцеловать высшего в плечо, а тот его — в голову.
После революции и в советское время традиция приветствий-поцелуев ослабела, но сейчас вновь возрождается.

Поклоны

Поклоны — приветствие, которое, к сожалению, не сохранилось до наших дней (но осталось в некоторых других странах: например, в Японии люди любого уровня и социального статуса до сих пор глубоко кланяются друг другу при встрече, прощании и в знак благодарности). На Руси было принято раскланиваться при встрече. Но и поклоны бывали разные.
Славяне приветствовали уважаемого в общине человека низким поклоном до земли, иногда даже касаясь или целуя ее. Такой поклон назывался «большим обычаем». Знакомых и друзей встречали «малым обычаем» — поясным поклоном, а незнакомцев почти без обычая: прикладывая руку к сердцу и затем опуская ее вниз. Интересно, что жест «от сердца к земле» является исконно славянским, а «от сердца к солнцу» нет. Прикладывание руки к сердцу сопровождало любой поклон — так наши предки выражали сердечность и чистоту своих намерений.
Любой поклон метафорически (да и физически тоже) означает смирение перед собеседником. В нем также есть момент беззащитности, ведь человек склоняет голову и не видит того, кто перед ним, подставляя ему самое беззащитное место своего тела — шею.

Рукопожатия и шапки

Касание рук — древнейший жест, сообщающий очень много собеседникам без единого слова. По тому, насколько сильным и долгим является рукопожатие, можно определить чрезвычайно много. Длительность рукопожатия пропорциональна теплоте отношений, близкие друзья или люди, давно не видевшие друг друга и радующиеся встрече могли совершать горячее рукопожатие не одной рукой, а обеими. Старший обычно первым протягивал руку младшему — это было как бы приглашением того в свой круг. Рука обязательно должна быть «голой» — это правило сохранилось и до наших дней. Открытая рука свидетельствует о доверии. Еще один вариант пожатия рук — касание не ладонями, а кистями. По всей видимости, оно было распространено среди воинов: так они проверяли, что у встретившегося на их пути нет с собой оружия, и демонстрировали свою безоружность. Сакральный же смысл такого приветствия заключается в том, что при соприкосновении запястий передаётся пульс, а значит и биоритм другого человека. Два человека образуют цепь, что тоже немаловажно в русской традиции.
Позже, когда появились правила этикета, лишь друзьям приписывалось пожимать друг другу руки. А для того, чтобы поздороваться с дальними знакомыми, приподнимали шапку. Отсюда и пошло русское выражение «шапочное знакомство», означающее поверхностное знакомство.

«Здравствуй» и «Привет»

Происхождение этих приветствий очень интересно, так как слово «здравствуй», например, не сводится просто к слову «здравие», то есть здоровье. Сейчас мы воспринимаем его именно так: как пожелание другому человеку здоровья и долгих лет жизни. Однако корень «здрав» и «здров» встречается и в древнеиндийском, и в греческом, и в авестийском языках. Первоначально слово «здравствуйте» состояло из двух частей: «Sъ-» и «*dorvo-«, где первая означала «хороший», а вторая имела отношение к понятию «дерево». При чем здесь дерево? Для древних славян дерево было символом крепости и благополучия, и такое приветствие означало, что человек желает другому этих крепости, выносливости и благополучия. К тому же и сам приветствующий происходит из крепкого, сильного рода. Это доказывает и то, что не все могли произносить «здравствуйте». Свободным людям, равным друг другу, это позволялось, а холопам нет. Форма приветствия для них была другая — «Бью челом».

Самое первое упоминание слова «здравствуйте» исследователи обнаружили в летописи, датированной 1057 годом. Автор хроник записал: «Здравствуйте же многие лета».
Слово «привет» расшифровать проще. Оно тоже состоит из двух частей: «при»+»вет». Первая встречается в словах «приласкать», «приклонить» и означает близость, приближение к чему-то или кому-то. Вторая есть в словах «совет», «ответ», «весть»… Говоря «привет», мы проявляем близость (и действительно, только к близким людям мы обращаемся так) и как бы передаем другому добрую весть.

Современный человек здоровается по многу раз в день, любой разговор обычно начинается с приветствия. Это общепринятое требование вежливости в обществе. Чаще всего при встрече желают здоровья. При всем многообразии приветствий этикет в основном одинаков: люди, встречаясь, желают друг другу добра и благополучия, успехов в труде, доброго утра, дня или вечера. Встречаясь с людьми, можно приветствовать их любыми словами, главное – чтобы приветствие было сердечным и искренним. Даже в обычном приветствии «Здравствуйте!» или «Добрый день!» содержится вполне православное отношение к человеку. Однако есть приветствия, которые приняты только в православной среде.

Зачастую в Киеве православные используют форму благодарения «Спаси, Господи!» при общении практически во всех случаях: и при встрече, и при расставании, и даже при положительном упоминании о третьем лице («Спаси же его, Господи!») Хотя традиция духовного общения гораздо богаче и разнообразнее. В Центральной Украине, к примеру, до сих пор в храмах приветствуют друг друга радостным: «Слава Богу!» — «Навіки Богу слава!» За две тысячи лет христиане всего мира выработали особые формы приветствия. В древности приветствовали друг друга возгласом: «Христос посреди нас!», слыша в ответ: «И есть, и будет». «Прежде все предстоящие в церкви лобызали также друг друга, мужи — мужей, жены — жен, произнося: “Христос посреди нас”, и тут же ответствуя: “И есть, и будет”; а потому и теперь всякий предстоящий, собирая мысленно пред собою всех христиан, не только присутствующих во храме, но и отсутствующих, не только близких к сердцу, но и далеких от сердца, спеша примириться с теми, против которых питал какую-нибудь нелюбовь, ненависть, неудовольствие, — всем им спешит дать мысленно лобзанье, говоря внутренне: “Христос посреди нас” — и ответствуя за них: “И есть, и будет”, — ибо без этого он будет мертв для всех следующих священнодействий, по слову Самого Христа: “Остави дар свой и шед прежде примирись с своим братом и тогда принеси жертву Богу”, и в другом месте: “Аще кто речет: люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть: ибо не любяй брата своего, егоже виде, како может любить Бога, Егоже не виде?”» (Н.В. Гоголь «Размышления о Божественной Литургии», 1847 г.). Сейчас так приветствуют друг друга священники, но и мирянам следует помнить об этой древней традиции.

В первый день Пасхи, а также в течение Светлой седмицы и до самого отдания Пасхи звучит торжественное приветствие: «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» Это приветствие многократно повторяется за Пасхальным богослужением, а сама традиция восходит своими корнями еще к апостольским временам. Приветствие словами «Христос воскрес!» выражает радость, аналогичную радости апостолов, узнавших о воскресении Христа. Преподобный Серафим Саровский именно словами: «Христос воскресе!» приветствовал приходящих к нему круглый год. В воскресные и праздничные дни у православных принято приветствовать друг друга взаимным поздравлением: «С праздником!», накануне праздника — «Со святым вечером». А в праздник Рождества Христова православные приветствуют друг друга словами: «Христос родился!», «Христос рождається!»; «Славим Его!», «Славімо Його!» — звучит в ответ.

Из монастырей пришла в быт традиция просить разрешения войти в комнату следующими словами: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». При этом находящийся в комнате, если позволяет войти, должен ответить: «Аминь». Конечно, такая традиция возможна только среди православных монашествующих, едва ли она применима к мирским людям.

Уходящих из дома на учебу детей можно напутствовать словами «Ангела хранителя!», перекрестив их. Можно пожелать также Ангела хранителя отправляющемуся в дорогу или сказать: «Храни тебя Господь!», или «Бог в помощь!» Такие же слова православные говорят друг другу, прощаясь, или же: «С Богом!», «Помощи Божией», «Прошу твоих святых молитв» и тому подобное.

В древнерусском своде «Домострой» дается правило, как приветствовать, придя в гости: сначала поклониться иконам, потом хозяевам со словами «Мир этому дому». Застав ближних за трапезой, принято пожелать им: «Ангела за трапезой!» За все принято тепло и искренне благодарить ближних: «Спаси, Господи!», «Спаси, Христос!», или «Спаси тебя, Бог!», на что положено ответить: «Во славу Божию». Но если вы считаете, что люди вас не поймут, таким образом благодарить необязательно. Лучше сказать: «Благодарю вас!», или «Я от всей души вам благодарен».

По традиции при встрече двух людей первым приветствие должен говорить младший (по возрасту или в церковной иерархии), а отвечать ему старший. Например, обычно при встрече мирянина со священником первый говорит: «Христос воскресе! (Благослови(те), батюшка/честный отче)», а второй отвечает: «Воистину воскресе! (Бог благословит)». Напомним, что в Православии не принято обращаться к священнику со словами: «святой отец», говорят: «честный отче» (например: «Помолитесь за меня, честный отче»).

К священнику не принято обращаться по имени-отчеству, его называют полным именем с прибавлением слова «отец»: «отец Алексий», либо — «батюшка». К диакону можно также обратиться по имени, которому должно предшествовать слово «отец». У диакона благословение брать не положено.
Встретив священника в облачении (в рясе с крестом или в богослужебном облачении с епитрахилью и в поручах), попросите его о благословении, это и будет вашим приветствием. Приблизитесь к священнику, немного склонитесь, сложите правую руку на левую ладонями вверх и скажите: «Батюшка, благословите».
Батюшка, осеняя вас крестным знамением, произносит: «Бог благословит», либо «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа» — и кладет свою правую, благословляющую руку на ваши ладони. В этот момент мирянин, получающий благословение, целует руку священника. Бывает, целование руки приводит в смущение некоторых новоначальных. Смущаться не следует — мы не священнику целуем руку, а самому Христу, который в этот момент невидимо предстоит и благословляет нас. Не следует лишь осенять себя крестным знамением перед тем, как взять благословение у священника. Если священник положил руку вам на голову, то целовать ее не нужно.

Если присутствует несколько священников во главе с архиереем, за благословлением подходите только к нему. Если вы взяли благословение у одного священника, а рядом стоят еще несколько, обратитесь к ним со словами: «Благословите, честные отцы», и поклонитесь. Если вы находитесь в группе верующих, за благословением сначала подходят мужчины по старшинству (служители церкви в первую очередь, как бы подавая пример), затем идут женщины, последними подходят дети. Это правило относится и к семье: сначала подходит муж, жена, затем дети. При прощании повторно попросите у священника благословения словами «Простите меня, батюшка, и благословите».

В Православной Церкви в официальных случаях принято к священнику обращаться «Ваше Преподобие», а к настоятелю, наместнику монастыря, если он игумен или архимандрит, обращаются — «Ваше Высокопреподобие», а если наместник иеромонах — «Ваше Преподобие». К епископу обращаются — «Ваше Преосвященство», к архиепископам и митрополитам — «Ваше Высокопреосвященство». В разговоре к епископу, архиепископу и митрополиту можно обратиться и менее официально — «владыко», а к наместнику монастыря — «отец наместник» или «отец игумен». К Блаженнейшему Митрополиту Владимиру, Предстоятелю Украинской Православной Церкви принято обращаться «Ваше Блаженство», а к Святейшему Патриарху — «Ваше Святейшество». Все эти обращения, естественно, не означают святости того или иного конкретного человека — священника или Патриарха, они выражают уважение к священному сану духовников и святителей.

Евгения Кудрявцева «Печерский листок» №20 (48)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии 12

Как принято у православных приветствовать друг друга и расставаться.

Входя в дом, надо сказать: «Мир вашему дому!» — на что хозяева отвечают:

«С миром принимаем!» Застав ближних за трапезой, принято пожелать им:

«Ангела за трапезой!» За всё принято тепло и искренне благодарить

ближних: «Спаси Господи!», «Спаси Христос!» или «Спаси тебя Бог!» — на

что положено ответить: «Во славу Божию». Нецерковных людей, если вы

считаете, что они вас не поймут, таким образом благодарить не обязательно.

В каждой местности, у каждого возраста есть свои обычаи и

особенности приветствий. Но если мы хотим жить в любви и мире с

ближними, вряд ли куцые словечки «привет», «чао» или «пока» выразят

глубину наших чувств и установят гармонию в отношениях. (Кстати, и

сегодняшнее «Здрасть!» — тоже некрасиво, оно часто выражает поспешность,

нежелание здороваться, а вот благоодарственное и полное «Здравствуйте!»

гораздо вежливее и теплее). За века христиане выработали особые формы

приветствия. В древности приветствовали друг друга возгласом: «Христос

посреди нас!» — слыша в ответ: «И есть, и будет». Так приветствуют друг

друга священники, совершая рукопожатие, трижды лобызая друг друга в

щёку и целуя друг у друга правую руку. Впрочем, священники могут

приветствовать друг друга и так: «Благослови». Прп.Серафим Саровский

обращался ко всем со словами: «Христос воскресе, радость моя!»

Современные христиане так приветствуют друг друга в Пасхальные дни

— до Вознесения Господня (т.е. на протяжении сорока дней): «Христос

воскресе!» — и слышат в ответ: «Воистину воскресе!».

В воскресные и праздничные дни у православных принято

приветствовать друг друга взаимным поздравлением: «С праздником!».

При встрече мужчины-миряне обычно целуют друг друга в щёку

одновременно с рукопожатием. В московском обычае при встрече

троекратно целоваться в щёки — женщинам с женщинами, мужчинам с

мужчинами. Некоторые благочестивые прихожане привносят в этот

обычай особенность, заимствованную из монастырей: троекратное

взаимное
лобызание в плечи, по-монашески.

Из монастырей пришёл в быт некоторых православных обычай

просить разрешения войти в комнату следующими словами: «Молитвами

Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». При

этом находящийся в комнате, если позволяет войти, должен ответить:

«Аминь». Конечно, такое правило можно применять лишь среди

православных, едва ли оно применимо к мирским людям… Монастырские

корни имеет и другая форма приветствия: «Благословите!» — причём не

только священника. И если батюшка отвечает: «Бог благословит!», то

мирянин, к которому обращено приветствие, говорит в ответ также:

«Благословите!»

Уходящих из дома на учёбу детей можно напутствовать словами:

«Ангела Хранителя тебе!», перекрестив их. Можно пожелать также Ангела

Хранителя направляющемуся в дорогу или сказать: «Храни тебя Господь!»

Такие же слова православные говорят друг другу, прощаясь, или же: «С

Богом!», «Помощи Божией», «Прошу твоих святых молитв» и тому подобное.

А митр. В. Федченков даже рассказывал случай, когда он решил переплыть

озеро, но вдруг силы иссякли, он мог утонуть и какая-то неведомая сила

подхватила его и донесла до берега — лишь потому, что когда он входил в

воду, один старичок сказал ему: «С Богом!», т. е. ласковое пожелание спасло

ему жизнь, придало благодатных сил. Поэтому православное приветствие —

не просто приветствие, но и своеобразная молитва за других.

Добавить комментарий

Закрыть меню