Икона святая троица

Святая Троица

Один из отцов-основателей античной философии, а вместе с ней и всей европейской цивилизации древнегреческий философ Аристотель сказал: «Философия начинается с удивления». То же можно сказать и о христианской догматике – она не может не вызвать удивления. Миры Толкиена, Энде и Льюиса со всеми их сказочными загадками не тянут даже на тень таинственного и парадоксального мира христианского богословия.

Христианство начинается с великой тайны Пресвятой Троицы – тайны Божией Любви, явленной в одном этом непостижимом единстве. В. Лосский писал, что в Троице мы видим то единство, в котором пребывает Церковь. Подобно тому, как Лица Троицы пребывают неслиянно, но составляют Единое, все мы собраны в единое Тело Христово — и это не метафора, не символ, а такая же реальность, как реальность Тела и Крови Христа в Евхаристии.

Как изобразить тайну? Только через другую тайну. Радостная тайна Боговоплощения позволила изображать Неизобразимое. Икона — символический текст о Боге и святости, явленной во времени и пространстве и пребывающей в вечности, подобно тому, как сказочный лес из «Бесконечной истории» Михаэля Энде, созданный в воображении главного героя, начинает существовать без конца и начала.

Постичь эту вечность мы можем благодаря еще одной, далеко не последней в мире христианского богословия тайне: Сам Бог просвещает каждого христианина вслед за Апостолами, даруя Самого Себя — Святого Духа. Дары Святого Духа мы получаем в Таинстве Миропомазания, Он же пронизывает весь мир, благодаря чему и существует этот мир.

Итак, Святой Дух приоткрывает нам тайну Троицы. И потому день Пятидесятницы — Сошествия Святого Духа на апостолов — мы называем «День Святой Троицы».

Икона Святой Троицы

Троица и “Гостеприимство Авраама” – сюжет иконы Живоначальной Троицы

Изобразить неизобразимое можно лишь в той мере, в какой оно нам раскрылось. На этом основании Церковь не разрешает изображение Бога Отца. А самым правильным изображением Троицы является иконографический канон «Гостеприимство Авраама», отсылающий зрителя в далекие ветхозаветные времена:

И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер , во время зноя дневного.

Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли, и сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего; и принесут немного воды, и омоют ноги ваши; и отдохните под сим деревом, а я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши; потом пойдите ; так как вы идете мимо раба вашего. Они сказали: сделай так, как говоришь.

И поспешил Авраам в шатер к Сарре и сказал : поскорее замеси три саты лучшей муки и сделай пресные хлебы.

И побежал Авраам к стаду, и взял теленка нежного и хорошего, и дал отроку, и тот поспешил приготовить его.

И взял масла и молока и теленка приготовленного, и поставил перед ними, а сам стоял подле них под деревом. И они ели.

(Быт.18:1-8)

Сюжет о гостеприимном старце, узнавшем Бога в трех мужах, сам по себе трогателен и поучителен для любого верующего: служишь ближнему — служишь Господу. Изображение этого события мы встречаем очень рано.

Мозаика на триумфальной арке базилики Санта Мария Маджоре в Риме создана в V веке. Изображение визуально поделено на две части. В верхней Авраам выбегает навстречу трем мужам (один из них окружен сиянием, символизирующим славу Божества). В нижней — гости уже сидят за накрытым столом, а Авраам им прислуживает. Сарра стоит за спиной у Авраама. Художник передает движение, изобразив старца дважды: вот он дает указания жене, а вот он обернулся, чтобы подать на стол новое блюдо.

К XIV веку канон «Гостеприимство Авраама» уже вполне сложился. Икона «Троица Зырянская», принадлежавшая, по преданию, кисти свт. Стефана Пермского — несколько видоизмененный ее вариант. Три ангела восседают за столом, под ним лежит телец, а слева внизу стоят Авраам и Сарра. На заднем плане изображено строение с башенкой (дом Авраама) и дерево (Мамврийский дуб).

Икона Святой Троицы

Изображения могут меняться, но набор символов и персонажей остается прежним: три ангела, служащая им чета, внизу — телец (иногда с закалывающим его отроком), дуб, палаты Авраама. 1580 год, икона «Святая Троица в бытии», окруженная клеймами с изображениями событий, связанных с явлениями Троицы. Интересная деталь: Авраам и Сарра здесь не просто прислуживают за столом, но также за ним сидят. Икона расположена в Сольвычегодском историко-художественном музее:

Более типична, например, икона XVI века из Троице-Герасимовского храма в Вологде. Ангелы находятся в центре композиции, за ними — Авраам и Сарра.

Вершиной русской иконописи считается икона Троицы, написанная преподобным Андреем Рублевым. Минимум символов: три ангела (Троица), чаша (Искупительная жертва), стол (трапеза Господня, Евхаристия), обратная перспектива – «расширяющаяся» от зрителя (пространство иконы, описывающее мир горний, неизмеримо больше мира дольнего). Из узнаваемых реалий — дуб (Мамврийский), гора (тут и жертвоприношение Исаака, и Голгофа) и здание (дом Авраама? Церковь?..).

Это изображение станет для русской иконы классическим, хотя возможны некоторые разночтения в деталях. Например, иногда у среднего ангела на нимбе появляется крест – на иконах так изображают Христа.

Икона Святой Троицы, XVII век

Другой пример: Симон Ушаков более детально изображает трапезу.

XVII век

Канон «Гостеприимство Авраама» является оптимальным для изображения Пресвятой Троицы: в нем подчеркивается единство сущности (три ангела) и различие ипостасей (ангелы присутствуют в пространстве иконы «автономно» друг от друга).

Поэтому подобный же канон используется при изображении явления Троицы святым. Один из наиболее известных образов – явление Пресвятой Троицы преподобному Александру Свирскому:

Неканоничные изображения

Однако были попытки изображать Бога в Троице и иначе.

Крайне редко в западно-европейской и русской храмовой живописи попадается изображение, использовавшееся в иконографии эпохи Ренессанса, где три лика объединены в одном теле. В церковной живописи оно не прижилось из-за явной еретичности (смешение Ипостасей), а в светской — из-за неэстетичности.

Изображение принадлежит кисти Иеронима Косидо, Испания, Наварра

Зато изображение «Троица Новозаветная» встречается часто, хотя в нем присутствует другая крайность — разделение Сущности Божества.

Наиболее известная икона данного канона – «Отечество» новогородской школы (XIV век). На троне восседает Отец в виде седовласого старца, на коленях у него — Отрок Иисус, держащий круг с изображением Святого Духа в виде голубя. Вокруг престола — серафимы и херувимы, ближе к раме — святые.

Не менее распространено изображение Новозаветной Троицы в виде Старца-Отца, по правую руку — Христа-Царя (либо Христа, держащего Крест), а в середине — Святого Духа также в виде голубя.

XVII в., Музей древнерусского искусства им. Андрея Рублева

Как появился канон «Новозаветной Троицы», если изображение Бога Отца, Которого никто не видел, соборно запрещено? Ответ прост: по ошибке. В книге пророка Даниила упоминается Ветхий Денми — Бог:

Воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его — как чистая волна. (Дан.7:9).

Существовало мнение, что Даниил видел Отца. На самом деле, точно так же апостол Иоанн видел Христа:

Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег…

(Откр.1:12-14).

Изображение «Ветхий денми» существует само по себе, но является образом Спасителя, а не Троицы. Например, на фреске Дионисия в Ферапонтовом монастыре хорошо виден нимб с Крестом, с которым всегда изображается Спаситель.

Богородица на изображениях Троицы

Из Католической церкви пришли еще два интересных изображения «Новозаветной Троицы». Употребляются они редко, но также заслуживают внимания.

«Поклонение Святой Троице» Альбрехта Дюрера (картина хранится в венском музее истории искусств): в верхней части композиции изображен Отец, под Ним — Христос на Кресте, а над ними — Дух как голубь. Поклонение Троице оказывает Церковь Небесная (ангелы и все святые с Божией Матерью) и Земная — носители светской (император) и церковной (папа) власти, священники и миряне.

Изображение «Коронование Божией Матери» связано с богородичными догматами Католической Церкви, но вследствие глубокого почитания Пречистой Девы всеми христианами также получило распространение и в Православии.

Богородица на изображениях Троицы, Прадо, Мадрид

В центре композиции изображена Богородица, Отец и Сын держат над Ее головой корону, а над ними парит голубь, изображающий Святого Духа.

Словарь Правмира – Святая Троица

«Ветхозаветная Троица» или «Гостеприимство Авраама?»

Отвечает Дмитрий Трофимов, руководитель творческих мастерских «Царьград»

Иконография Святой Троицы — замечательный пример того, как развивалась иконопись: от простой иллюстрации библейских событий к зримому богословию.

На иконе с изображением трех ангелов можно увидеть Авраама и Сарру. Образ называется «Гостеприимство Авраама». Вспомним Книгу «Бытие». Здесь описано, как Господь в виде трех мужей явился Аврааму у дубравы Мамре. Авраам радушно принял гостей. Он велел Сарре сделать пресные хлебы и отдал отроку приказание заколоть «нежного и хорошего» теленка. И взял масла и молока и теленка приготовленного, и поставил перед ними, а сам стоял подле них под деревом. И они ели (Быт 18:8). Один из странников сказал Аврааму, что через год у них с Саррой будет сын.

До нас дошли ранние изображения «Страннолюбия Авраама» на стенах катакомб (II-IV вв.) и базилик в Риме и Равенне (IV-V вв.). Библейский сюжет изложен подробно: Авраам встречает трех мужей (крылья появятся гораздо позже), подает им тельца, Сарра печет хлебы или стоит возле дома. Через несколько столетий мы видим «Гостеприимство» в Охриде, Каппадокии, Грачанице. Русь переняла эту иконографию. Например, явление мужей Аврааму — часть росписи святой Софии в Киеве (XI век).

Иконография включает в себя трех ангелов за столом с угощением, прислуживающих Авраама и Сарру, отрока, закалывающего тельца. Иногда Авраам и Сарра беседуют с гостями. На фоне помещены дом Авраама, Мамврийский дуб и горки. На знаменитой фреске Феофана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине в Великом Новгороде (XIV век) фигуры ангелов образуют круг, ангел в центре своими крыльями как бы обнимает остальных.

Явление трех мужей Аврааму понимается в христианстве как прообраз Троичного Бога. Символический смысл этого события отразился и в иконографии «Гостеприимства». Но полнее всего догмат о Троице, образ троичности Божества выражен в иконе преподобного Андрея Рублева. Нет Авраама, нет Сарры, и на фоне уже не дуб Мамврийский — а древо вечной жизни. Не конкретный дом — а образ Божьего домостроительства. Три ангела восседают на престоле, а перед ними — чаша с головой тельца. Это образ Предвечного Совета.

Рублевский извод называют «Троицей Живоначальной», «Святой Троицей», «Ветхозаветной Троицей». На Стоглавом Московском соборе 1551 года было решено: «Писать живописцам иконы с древних образцов, как греческие живописцы писали и как писал Андрей Рублев и прочии, а подписывать “Святая Троица”».

Однако в иконописи ничего не происходит резко, и долгое время существовали оба извода. Есть примеры иконы Троицы с житием, на которой изображено несколько событий, например, вывод Лота из Содома. Сегодня эта иконография ушла в прошлое, если только речь не идет о воссоздании икон или фресок. Но мы можем видеть образы «Гостеприимства Авраама» в старинных храмах и в музейных экспозициях.


Фото: Екатерина Невская
Современный наш бедный-несчастный глупый, потерянный народ идёт к своему самоуничтожению. Через какое-то время, несколько десятков лет, не будет ни народа, ни государства. Молодым надо вообще к этому готовиться, учить иностранные языки. Потому что утеряно самое главное.

Брак – это не есть институт, как сейчас везде говорят. Как будто жили в пещере мужчина и женщина и подумали: «А не вступить ли нам в брак?», и всё с этого дело пошло. Нет, Господь специально так устроил человека – по образу Святой Троицы. Святая Троица – Триипостасный Бог. И семья – это триипостасное существо. Мужская ипостась, женская и детская. Все три очень разные, а по существу – одно и то же. Вопреки пословице, и женщина – человек. И грудное дитя – тоже человек. И даже юридический закон рассматривает человека не зависимо от его возраста, пола, образования, а как человека.
А почему Господь устроил по образу Своему человека? А медведь? У медведя тоже есть медведица. Медведица-то есть, а брака нет. Бог создал человека сразу как семью, которая пребывает в любви и верности и, начиная с первых часов влюблённости друг в друга, возрастает в любви. И достигает внутри семьи вершин любви. А вершина любви – это жертвенная христианская любовь, а этой вершины можно достигнуть только в Церкви. Поэтому семья воспринимается Церковью как домашняя церковь, где роли у тех людей, которые соединены в семью, распределены, как в Церкви: мужчина как священник, женщина – как дьякон, во всём ему помощник. Бог так и задумывал: сотворим ему помощника (Быт. 2, 18). Это речь идёт о дьяконском служении женщины. В древней Церкви даже был специальный чин – дьякониссы, их даже посвящали через рукоположение епископа. Сейчас католики даже думают возродить церковный институт дьяконисс. А это, хоть и через возложение рук священства, но тем не менее человеческий институт. А брак – это устроение Божие. Ни одно млекопитающее брака не имеет, хотя все живые существа имеют разный пол. Чем отличается человек от животного? Тем, что у него есть любовь, верность и понимание того, что есть семья.
Если семья является действительно домашней церковью, то семья – это рай на земле. Поэтому Господь наш Иисус Христос, когда описывал Царство Небесное, приводил в пример брачный пир, свадьбу (см. Мф. 22, 1-14). Это наивысшая кульминация человеческой земной радости. Поэтому испокон веков, с глубокой древности и таинству Венчания в церкви, и самой семейной жизни придавали огромное и первостепенное значение.
А сейчас? А сейчас – нет. Главное – институт, главное – работа. Как будто работа может дать человеку счастье. Это полный абсурд. И когда человек это всё себе устрояет, он говорит: «Ну хорошо, а где? Вот я работал двадцать лет, раньше зарплата у меня была 90, сейчас 120». Счастье-то где? В том, что что-то могу купить или что-то не могу купить? И поэтому и отношение к браку такое, очень неправильное, я бы сказал по-русски, скотское. Поэтому браки рассыпаются, как ёлочная игрушка, которую сжали в кулаке. Нет ни любви, ни верности, ни понимания значения, ни любви к детям. Через детей люди легко перешагивают.
А ещё, помню, моё сердце так пронзили слова одной певицы: «Вот, у меня было четыре мужа, у меня со всеми хорошие отношения». Ну, я очень рад, что не подсыпают яду друг другу в чай, это, конечно, неплохо так. Но хорошие отношения бывают и у котов, которые ходят вокруг одной кошки. Ну, подерутся немножко, а потом уже в очередь становятся, и как бы всё в порядке. Человек создан для высшего. И высшее устроение человеческой жизни – это семья. Достижения людей или, как теперь говорят, успешность, только в одном – в семье, в семейной жизни, в том, какова твоя семья, есть ли там

любовь. Детки твои в послушании находятся или в хамстве? Каковы семьи у твоих детей, чему ты их научил? Дети – это твоя радость или твоё проклятие? Вот это нужно строить.
Протоиерей Димитрий Смирнов

«Пресвятая Троица» преподобного Андрея Рублева

Знаменитое творение великого мастера «переводит» на образный язык очень сложное христианское представление – нераздельность и неслиянность трех ипостасей Бога: Отца, Его Сына Христа и Святого Духа.

При этом переосмысляется широко распространенный тогда иконописный канон – «Гостеприимство Авраама» (это, кстати, еще одно, малоизвестное название самой прославленной работы преподобного иконописца).

Подобные изображения воспроизводили библейское сказание о посещении Господом дома прародителя Авраама под видом трех мужей-странников.

Рублевский тринитарный лик в сравнении с ветхозаветным каноном подчеркнуто внеисторична. Нет персонажей гостеприимных хозяев, и лишь малая часть их дома выписана на заднем плане. Образ зацветшего Мамврийского дуба – вестника о чуде позднего рождения у Авраама первенца – трансформирован в условное изображение ветви. Вместо щедрого угощения – одна только чаша.

Идею непрерывности, вечного становления действа, подчеркивает и умышленная неправильность фигур: обе чаши – на столе и образуемая фигурами ангелов – асимметричны по форме.

Фигуры ангелов будто вписаны в круг – древнейший символ божественного совершенства. Центральный контур силуэтов двух крайних персонажей образует чашу, повторяющую абрис чаши на столе: нераздельная неслиянность словно рождает внутреннее пространство.

Центральной точкой и главным смыслообразующим элементом является стоящая перед ангелами Чаша. Сосуд – символ великой Божьей жертвы ради вечной жизни людей. Художник переосмысляет эту фундаментальную тему христианской веры.

Традиционно, главным цветом в обращении к теме искупления был киноварный, кроваво-алый. У Рублева же – главенство «голубца», означающего все небесное и духовное, покой и умиротворение. Голубой уводит к высшим причинам и конечным целям страдания: все ведет к Божьему замыслу о мире и благе. Не ветхозаветное тревожное предчувствие жертвы – а красота духовного подвига.

Три лика Божьих также изображены новаторски. Они равны: нет буквальных указаний на ипостась, никто не смотрит на зрителя. Но каждый наделен своей индивидуальностью – через цвета одежд, символические жесты, направление взгляда. Лаконизм изобразительного языка приковывает внимание к молчаливому диалогу Троицы над Чашей страдания.

Пожалуй, всем полезно знать, в чем помогает икона Николая Чудотворца.

История создания и краткое описание иконы

О личности автора известно очень мало. Предположительно известно, что рождение иконописца пришлось на период с 30-х до 70-х годов XIV века. Семья была скорее всего ремесленная, жили в средней части России.

Андрей в среднем возрасте уходит в монастырь и принимает монашество, исследователи полагают, что это было до 1405 года. В том же году вместе с Феофаном Греком украшал иконостас Благовещенского собора Московского Кремля. Тремя годами позже вместе с Даниилом Черным расписал Успенский собор и иконостас во Владимире.

После до 1422 года работал в Звенигороде. Потом пять лет вместе с Даниилом Черным руководил украшением Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. После расписывал Спасский собор Спасо-Андроникова монастыря в Москве, где умер в 1430 году.

Андрей Рублев не подписывал свои работы: сохранение авторства «Троицы» – своего рода чудо. А вот единого мнения о времени создания у историков нет. Одни считают, что «Троица» появилась в 1411 году для украшения деревянной Троицкой церкви. Другие датируют ее временем с 1425 по 1427-й год – время работы над иконостасом белокаменного Троицкого собора.

Лик написан на дереве в виде вертикального изображения сидящих за столом трех ангелов. Задний план – прерывистая череда изображений верхней части дома, ветки дуба и горы. Линии фигур персонажей образуют сферу.

В центре картины, посередь престола, располагается чаша с головой тельца. Руки сидящих слева и в центре ангелов благословляют сосуд. В образе нет динамики, активного действия – он исполнен неподвижной созерцательности.

Впоследствии работу спрятали под золотой оклад на срок более пяти веков. Сначала – по приказу царя Ивана Грозного в 1575 году, еще через четверть века – царя Бориса Годунова. Трижды рисунок подновляли иконописцы Палеха. И лишь в 1904 году икона отправилась из Свято-Троицкой Сергиевой лавры на реставрацию в Государственную Третьяковскую галерею.

Окончательно произведение передали ей в 1929 году – здесь оно находится и поныне. Для собора была изготовлена репродукция (копия Баранова и Чирикова). На основе обретенной «Троицы» реставраторы смогли выявить и восстановить и другие работы, написанные Рублевым.

Анализу «Троицы» Андрея Рублева посвящены бессчетные труды ученых и искусствоведов. Но они – всего лишь попытки рассказать неизъяснимое, потому что претендуют на истину в последней инстанции. Иконописец же писал невыразимое в красках – и создал творение, соперничающее с мировыми шедеврами. Потому что знал, что икона – только знак божественного на земле.

Добавить комментарий

Закрыть меню