Дмитриевский собор во Владимире

История строительства Дмитриевского собора

Дмитриевский собор, в том виде, как мы его видим сегодня — результат «реставрации» 1837-1839 годов и последующих работ, призванных хоть отчасти исправить то, что было разрушено николаевскими «знатоками русского стиля». Первоначально собор на уровне первого яруса с трех сторон был окружен галереями, а со стороны западного фасада по углам стояли две лестничные башни.

Когда точно был построен Дмитриевский собор, неизвестно. Историки полагают, что это было между 1194 и 1197 годами. Заказчиком выступал князь Всеволод Большое Гнездо (1154-1212), который на своем дворе создал «церковь прекрасную» во имя мученика Дмитрия Солунского — своего небесного покровителя. Строили собор преимущественно русские мастера, хотя к работам также были привлечены и выходцы с Балканского полуострова. В качестве строительного материала использовался белый камень — известняк, ставший «визитной карточкой» Владимиро-Суздальского княжества.

♦ О том, почему во Владимиро-Суздальской Руси применялся белый камень — известняк, читайте в статье «Храмовый комплекс в Кидекше: у истоков белокаменного зодчества Руси».

В 1197 году в Дмитриевский собор из базилики святого Дмитрия в Солуни (совр. Фессалоники) были привезены реликвии — «доска гробная» (большая икона) с изображением святого в полный рост и серебряный чеканный ковчежец, в котором находилась «сорочка» (частица одежды, пропитанная кровью мученика).

В 1237 году собор был разграблен и поврежден татарами, затем горел в 1536, 1719, 1760-е годы. До начала XVI века Дмитриевский собор числился великокняжеским, но затем потерял этот статус. В XVI-XVII веках он «подновлялся», в результате чего были частично утрачены древние декоративные и конструктивные элементы. Если реставрация 1837-1839 годов исказила внешний облик собора, то работы 1840—1847 годов внутри здания уничтожили древние фрески и не не только: был опущен пол, устроен новый иконостас.

После революции собор был закрыт и передан Владимирскому музею. В 1918 году Комиссия по сохранению памятников живописи под руководством И.Э. Грабаря под хорами обнаружила фресковые росписи XII века со сценами «Страшного суда». В 1937 году начались реставрационные работы, которые были продолжены и в годы Великой отечественной войны. Одной из основных задач для реставраторов была проблема сохранности белого камня. В ходе работ 1999—2004 годов белый камень был покрыт защитной пластической смесью, устроены водосточные трубы, заменен крест на куполе и создан специальный микроклимат внутри собора, позволяющий сохранить этот выдающийся памятник.

В настоящее время Дмитриевский собор во Владимире включен в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, внутри располагается музей.

Дмитриевский собор, западный фасад

Внешний облик Дмитриевского собора

Дмитриевский собор отличает ясность композиции. По своему типу он близок храму Покрова на Нерли. Представляет собой классический крестово-купольный трехапсидный храм, одноглавый и четырехстолпный. Будучи центром великокняжеского дворца, он воплощал собой идею могущества великокняжеской власти.

♦ По теме: «Боголюбово, храм Покрова на Нерли и разлив на Клязьме»

Дмитриевский собор, южный фасад

Собор построен из белого камня — известняка. Фасады четко делятся на три яруса. Нижний лишен убранства, так как в прошлом был закрыт галереями. Аркатурно-колончатый пояс второго яруса богато орнаментирован. Он как бы отделяет «земную», нижнюю часть храма от верхней, «небесной», материальное и духовное. Верхний пояс и цилиндрический барабан богато украшены резьбой. Резьбой также украшен и барабан, который венчает шлемовидный золотой купол. Неслучайно собор называли «каменной поэмой», «драгоценным ларцом».

Дмитриевский собор, деталь западного фасада

566 резных камней украшают стены собора. Их можно рассматривать бесконечно: фантастические растения и животные, люди. Не все из них дошли до нашего времени в своем подлинном виде — многие рельефы были восстановлены в XIX веке или собраны из разобранных башен. Знаток искусства углядит здесь немало иноземных мотивов — распространенных некогда на Балканах, Византии, Западной Европе.

Южный фасад украшен композицией «Вознесение Александра Македонского на небо», сюжета, чрезвычайно популярного в Средние века в христианском мире. Северный фасад украшает рельеф «Князь Всеволод с сыновьями». Западная стена иллюстрирует подвиги Геракла. В декоре всех трех фасадов храма присутствует фигура царя Давида, который, по мнению ряда исследователей, предвосхищает образ Христа. По мнению других исследователей, это царь Соломон.

Когда рассматриваешь резные скульптуры, то не всегда можешь найти аналогии из реального мира. Скорее, это фантастический горний мир, населенный неведомыми существами. В то же время встречаются и вполне узнаваемые земные персонажи.

Весь собор пронизан символизмом. Так, например, птицы символизируют семью, львы — государство, львиные маски по верху барабана символизируют княжескую принадлежность собора.

Дмитриевский собор, деталь западного фасада

Дмитриевский собор, деталь аркатурно-колончатого пояса

Дмитриевский собор, деталь аркатурно-колончатого пояса

Внутреннее убранство Дмитриевского собора

Внутри собора сейчас функционирует музей. Благодаря этому обеспечиваются идеальные температура и влажность, чтобы сохранить уникальный белый камень. Кроме того, отсутствие традиционных элементов внутреннего убранства позволяют увидеть всю величественную структуру храма.

Своды и барабан Дмитриевского собора

Капители внутренних столпов украшают львы.

Львы

Уникальными являются сохранившиеся фрагменты фрески «Страшного суда» XII века под хорами в западной части храма. На ней изображены сидящие на тронах апостолы, за спинами которых стоят ангелы. Возможно, автором был греческий мастер. Некоторые исследователи считают, что авторов было два: греческого и русского происхождения.

«Страшный суд»

В алтаре Дмитриевского собора сейчас находится старый крест. Полумесяц под крестом часто трактуют как древний символ священства власти.

Старый крест в алтаре Дмитриевского собора

Старый крест в алтаре Дмитриевского собора

Убранство Дмитриевского собора

Дмитревский собор изнутри

Деталь ворот Дмитриевского собора

Напоминание молодоженам

Адрес и режим работы

Адрес: Владимирская область, город Владимир, ул.Большая Московская, 60. Телефон: (4922) 32-42-63.

Режим работы: ежедневно, с апреля по октябрь с 10.00 до 17.00, с ноября по март с 10.00 до 16.00, кроме вторника и последней среды месяца.

Официальный сайт: www.vladmuseum.ru

© «Путешествия с Марией Анашиной», 2009-2019. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

Мы в социальных сетях: ВКонтакте, Facebook, Telegram, Twitter, Instagram, Flickr, RSS, Яндекс.Дзен, Живой журнал, Tripadvisor

Онлайн-сервисы, которые помогают мне путешествовать:

  • Дешевые авиабилеты: Aviasales и Skyscanner
  • Гостиницы и базы отдыха: Booking и RoomGuru
  • Туристическая страховка: Cherehapa
  • Экскурсии на русском языке: Tripster и Sputnik8

Посмотреть все

Рельеф на фасаде Дмитриевского собора во Владимире

Весь собор сложен из белого известкового камня, привезенного из Волжской Болгарии.

Собор имеет вид правильного четырехугольника, продолговатые стороны которого обращены к северу и югу. Восточная алтарная сторона выступает тремя полукружками, из которых среднее больше других. Западная, северная и южная стены разделяются каждая на три части тонкими колонками, которые идут от самой земли до кровли, и, дугообразно соединяясь между собой, вверху образуют круглые кокошники, а в самых стенах впадины. Посредине стен, кругом всего собора, идет роскошный узорчатый пояс. Своды, опираясь на четырех внутренних столбах, поддерживают высокий купол (фонарь, трибун), увенчанный шлемообразной главой с медным резным четырехконечным крестом.

Полет Александра Македонского на небо. Рельеф на южном фасаде Дмитриевского собора во Владимире

Основной план Дмитриевского собора напоминает устройство храмов Византийского стиля, по которому строились древнерусские Киевские храмы, но главное отличие, резко выделяющее этот собор от одновременных архитектурных памятников церковного зодчества, — это наружные украшения, которыми испещрено почти все здание. Эти барельефы не имеют ничего себе подобного в произведениях византийского искусства, украшавших собой византийские храмы, и свидетельствуют о том, что в постройке собора учувствовали западные зодчие, создавшие свой особый архитектурный стиль, известный под именем романского, а у нас на Руси Владимиро-Суздаслького. Барельефные украшения были в небольшом количестве и на Успенском соборе, но на Дмитриевском соборе эта любовь романских зодчих к барельефным украшениям получила самое широкое применение: все стены на наружных впадинах между колонками, начиная от пояса до кровли, и самый купол были испещрены этими украшениями, состоящими из рельефно высеченных на камнях фигур святых, различных трав, птиц и животных, почти исключительно фантастических.

Распределение этих фугур в основных своих чертах одинаково во всех трех стенах, в особенности в впадинах. Главная и центральная фигура представляет неизвестного святого, сидящего на богато-убранном престоле с короной на голове и сиянием вокруг нее. По мнению одних – это Господь Вседержитель, по мнению других – царь и пророк Давид.

На западной стороне собора, по обеим сторонам сидящего на престоле изображены два ангела, благословляющие его, выше между двух птиц, похожих на голубей, изображен парящий ангел, ниже ангелов – два неизвестных животных, напоминающие леопардов, и два льва; еще ниже рядами помещены те же животные, грифоны и неизвестные птицы, которые чередуются с рядами различных трав и цветов. На северной стороне эта центральная величественная фигура святого окружена просто теми же птицами, львами, грифонами и другими чудовищными животными. Здесь фантазия художника получает большой простор и фантастические животные преобладают перед всеми прочими изображениями. Подобный же простор фантазии художника замечается и в средней и обеих боковых впадинах южной стены собора. Здесь между прочим изображен мне об Александре Македонском, возносящемся на небеса на грифонах. Под роскошным поясом, окружающим собор, размещены небольшие колонки, украшенные резьбой и соединенные между собой дугообразными перемычками. Между этими колонками размещены фигуры святых в святительских, царских, иноческих и воинских одеяний и меду ними выделяется фигура архидиакона Стефана с кадильнецей в руках и орарем на плече. Все святые на западной стене храма (22 фигуры) изображены сидящими на престолах, на южной же и северной стенах (по 24 фигуры на каждой) в стоячем положении с крестами, или свитками в руках, или с руками воздетыми на молитву. Фантастические звери, птицы, цветы и травы и здесь окружают святых, но в гораздо меньшем количестве. На куполе фигуры святых помещены в круглых медальонах и чередуются с орнаментом и з цветов и деревьев.

Верхняя часть южной стены Дмитриевского собора

Нижняя часть южной стены Дмитриевского собора

К сожалению, до сих пор нет точного и обстоятельного объяснения этих украшений. Существует несколько объяснений, более или менее неполных и во всяком случае неудовлетворительных. Одни видят в этих изображениях иллюстрацию слов псалмопевца Давида: «Всякое дыхание да хвалит Господа». Другие предполагают здесь указание на одно из мест Апокалипсиса: «И всякое создание, еже есть на небеси, и на земли, и под землею, и на мори, яже суть, и сущая в них, все слышах глаголющая сидящему на престоле и Агицу благословение, и честь, и слава, и держава во веки веков. (Апок V гл. 13 ст.). Граф Строганов сделал попытку объяснить некоторые из изображений, намекающие на сцены из цирка, обстоятельствами из жизни св. Димитрия Солунского, покровительствовавшего одному бойцу в цирке. Но все эти толкования недостаточны и не объясняют всех изображений, помещенных на стенах собора.

В храме ведут трое входных дверей с запада, севера и юга, дугообразные арки которых также украшены тонкой резьбой на камне. Свет проникает в храм через длинные, щелеобразные окна со внутренними и наружными большими откосами.

В 1883 г. тщанием и усердием соборного старосты, купца В. Н. Муравкина, недалеко от собора была построена небольшая, в древнерусском вкусе, звонница, в которой помещается вместе с тем духовная печь с проведенными из нее в самый собор трубами, благодаря чему весь собор сух и нет более опасности для фресок погибнуть от сырости.

История Дмитриевского собора во Владимире, его крестово-купольная архитектура и белокаменная резьба вызывают неподдельный интерес туристов.

История собора

Здание собора во Владимире решил построить на своем земле великий князь Всеволод Большое Гнездо, для этого привлек русских мастеров. Работы велись в 1194-1197 годах, для строительства использовался белый камень-известняк.

Спустя 40 лет собор был разрушен и ограблен монголо-татарами, затем много раз полыхали пожары, он подвергался разграблениям. В итоге сооружение нуждалось в реконструкции, ее провели в 1837-1839 годах по указу Николая I. Здание собора приняло первоначальный облик, в котором и сохранился до наших дней.

В эпоху СССР собор уцелел, так как считался памятником древнерусского искусства. Здесь заседала комиссия, занимавшаяся сохранением памятников живописи. В 1919 году в соборе перестали проводить богослужения и стали заниматься его реставрацией. Работы длились годами и закончились лишь в 2004 году. На завершающем этапе в соборе здесь появились водосточные трубы, был установлен новый крест, а все рельефы и белый камень покрыли защитной смесью. Сегодня церковь считается музейной экспозицией и принадлежит Владимиро-Суздальскому музею-заповеднику, здесь не проходят богослужения.

Архитектура и внутреннее убранство

Дмитриевский собор отличается небольшой площадью, ведь использовался только семьей князя и был его личной церковью. Его когда-то обрамляли галереи с лестничными башнями, соединявшими его с дворцом великого князя. Впоследствии эти конструкции убрали при реконструкции, однако свое великолепие собор не утратил.

На южном фасаде находится композиция «Вознесение Александра Македонского на небеса», а главной фигурой на всех фасадах является псалмопевец царь Давид с гуслями в руках.

Сама фасадная часть собора включает три яруса, один из них декорирован белокаменными фигурами и узорами, а другой полностью покрыт резьбой, ее видно даже на купольном барабане. Венчает конструкцию храма пологий золоченый купол, исполненный в виде шлема богатыря, на нем установлен крест из золоченой меди.

Рельефные фасады

Известность Дмитриевского собора в белокаменных фасадах, из-за этого его еще называют «белокаменной книгой». Все здесь усыпано многочисленными рельефами, на которых изображены животные реальные и мифические, а также виднеются облики святых. Большая часть рельефов, а их тут около 600, имеют первозданный вид. Некоторые пришлось реставрировать, когда в 19 веке проводили реставрацию. Основной мотив, который прослеживается во всем оформлении фасадной части собора, — это прославление власти князя. Недаром тут изображены геральдические символы – грифоны и кентавры, львы, орлы, имеются сцены охоты и борьбы животных.

Внутренняя отделка

Отделка здания изнутри не отличается богатством, от первозданного вида сохранилось несколько фресок 12 столетия, например, композиция «Страшный суд».

Также тут хранится купольный крест высотой 4 метра, он имеет просеченный орнамент. Его сняли с купола в 2002 году, заменив на новый. В Дмитриевском соборе можно увидеть надгробие первого губернатора Владимира графа Воронцова.

Дмитриевский собор

Дмитриевский собор во Владимире является одним из старейших памятников русского зодчества домонгольской эпохи. Дата его постройки определена как 1197 год. Согласно летописям, именно в этот год князь Всеволод Большое Гнездо внес в новый храм гробовую доску святого Дмитрия Солунского, которая источает исцеляющее миро, и его сорочку. И с тех пор храмом восхищаются и его почитают все последующие поколения.

Небольшая церковь, в отличие от более поздних храмов, одноглавая, но по праву считается иконой в камне. Она достойна созерцания и поклонения. Гармоничный силуэт храма венчает единственный купол в виде шлема. С восточной стороны расположен трехчастный алтарь. По обе стороны от главного входа развернулись закомары.

Нижняя часть собора не имеет никаких украшений. Есть сведения, что в этой части храм окружали различные галереи и переходы, которые соединяли церковь с княжеским дворцом. Но их посчитали более поздними пристройками и, желая воссоздать изначальный образ собора, разобрали. Рисунков с изображением этих построек не сохранилось.

Посередине храм охватывает пояс из резной колоннады, а верхний ярус собора покрыт искусными рельефами и резьбой. Когда создавались эти рельефы, они несли определенную смысловую нагрузку. Каждый рисунок имел свое значение. По прошествии нескольких веков, значение рисунков было утрачено. Эта загадка остается неразгаданной по настоящее время. Есть версии, что рельефы символизируют райские сады Небесного Града. В центре средних закомаров располагается фигура Давида — певца псалмов, царя и пророка. К его трону собираются все земные и небесные обитатели. Убранство храма настолько изыскано, что вызывает восхищение уже девятое столетие. Для его создания древние мастера использовали более тысячи резных камней.

С середины XIX столетия собор постоянно реставрируется. Современные мастера прилагают все усилия, чтобы этот памятник древнерусского зодчества могли увидеть и наши потомки. Последние восстановительные работы были завершены не очень давно, в 2004 году. Реставраторы покрыли белый камень, из которого возводился собор, и рельефы специальным защитным составом, чтобы они меньше подвергались воздействию внешней среды. Внутри здания был создан уникальный микроклимат, позволяющий сохранять национальные святыни, находящиеся здесь, в первозданном виде. Тогда же, Дмитриевский собор был признан национальным достоянием России. Памятник находится под защитой государства. Это одно из древнейших зданий нашей страны, сохраненное для будущих поколений.

Всеволод III Большое гнездо

Окончание ( http://maxpark.com/community/8238/content/6150943 )

ВСЕВОЛОД III БОЛЬШОЕ ГНЕЗДО

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

По преданию мужской монастырь был основан в 1175 г. владимирским князем Андреем Боголюбским.

При Всеволоде была построена вторая внутрення крепость с собором Рождества Богородицы 1192-1195 гг.

Четырехстолпный трехапсидный одноглавый собор был выстроен в традициях, характерных для Владимиро-Суздальского белокаменного зодчества XII в.

Блок архивольта портала собора Рождества Богородицы. 1192-1196 гг. Известняк; теска, резьба 75 х 35 х 20. В 1862 г. при перестройке собора по проекту архитектора Н.А. Артлебена использован в кладке нового собора.

До 1219 г. в соборе велись еще какие-то работы, так как именно в этом году состоялось «великое священие» храма. С 1230 г. в монастыре существовала архимандрия, затем он стал главной обителью всей Северо-Восточной Руси.

В 1263 г. в монастырском соборе похоронили князя Александра Ярославовича Невского, мощи которого были открыты в 1381 г.

Роль первой обители Владимирской (а затем Московской) митрополии принадлежала Рождественскому монастырю до 1561 г., когда он стал вторым после Троице-Сергиевой Лавры.

В сер. XVII в. в монастыре снова началось каменное строительство: в 1654 г. возводится колокольня в виде высокого восьмигранного столпа с шатром (не сохр.), в 1659 г. построены казенные кельи. В 1667 г. монастырь стал ставропигиальным.

При архимандрите Викентии в 1678-1685 гг. к собору пристроили каменные палатки (не сохр.), тогда же возвели братский корпус. Во 2-й пол. XVII в. строится каменная надвратная церковь Рождества Христова с примыкающей трапезной, а к юго-восточному углу казенных келий пристраивается еще один объем. Какие-то здания XVII в. существовали на месте Архиерейских палат.

Новопостроенный Богородице-Рождественский собор

См. Богородице-Рождественский мужской монастырь.

КНЯГИНИН МОНАСТЫРЬ

Жена князя Всеволода Мария Шваровна основала в городе Княгинин монастырь с кирпичным Успенским собором, возведённым в 1200 — 1202 гг. Летописи не дают точных сведений о происхождении Великой княгини Марии. Одни источники (Нестерова, Никонова летописи, Степенная книга) называют ее дочерью чешского князя Шварна, другие (например, Игнатьевская летопись) указывают на ее происхождение от одного из князей кочевавшего по югу Руси племени ясов, возможно, взятого в плен и принявшего христианскую веру. Мария Шваровна была матерью восьмерых сыновей и четырех дочерей Всеволода. Поводом к основанию монастыря стала болезнь Великой княгини после рождения сына Иоанна, в силу чего она решает уйти в монастырь и принять иночество.

О приобретении княгиней земли для монастыря говорится в Никоновской летописи и Степенной книге: «Боголюбивая великая княгиня Мария сотворила дело достойное памяти: подражая праву праведного Авраама, она купила ценою часть земли на строение церкви и монастыря во славу Богу и пречистой Богородице».

Из книги архимандрита Порфирия мы узнаём точную дату основания монастыря: «каменный монастырский храм был заложен 15-го июля 1200 г. самим Великим князем Всеволодом и епископом Иоанном I, а освящен 9 сентября 1202 г., вероятно, тем же самым епископом».

В житии святого Георгия так описывается это событие: «В лето 1200 Великий князь Всеволод Георгиевич совет положил со своею Великою княгиней Мариею, и с благословления блаженного епископа Иоанна I создали церковь каменную во имя Пресвятой Богородицы Успения в монастыре Княгинине; и составили обитель монахиням, и всяким довольством и имением снабдили».

В отличие от белокаменных сооружений этого периода, собор был сделан из плоского плиточного кирпича размером 12-20 ×12-25 × 3,5-6 см, на крепком известковом растворе со швами 3-5,5 см, носившего название плинфы и сохранившегося до настоящего времени в нижних частях стен этого памятника.

Тяжело заболев, Великая княгиня решает постричься в новом монастыре. С тех пор монастырь получает имя Княгинина и служит местом захоронения Владимирских княгинь и княжон.

Располагаясь в непосредственной близости от Орининых ворот, монастырь, вероятно, играл и стратегическую роль, представляя собой одну из оборонительных точек Владимира.

Начальные архитектурные формы XII-XIII вв. этого сооружения до нас не дошли. Вероятнее всего, как пишет в своей книге «Предварительные исследования Успенского собора Княгинина монастыря» И.А. Столетов, они повторяли сложившиеся формы владимиро-суздальских храмов этого периода, и, в частности, формы Дмитриевского собора, но с более простой архитектурной обработкой, отвечавшей как монастырскому характеру этого собора, так и новому материалу — кирпичу. Храм был богато украшен на средства Великой княгини. О судьбе собора в последующие столетия мы мало что знаем. На протяжении веков он подвергался неоднократным переделкам.

Успенский собор Княгинина монастыря

Сохранившийся Успенский собор монастыря возведен на месте старого в конце XV – нач. XVI в.

Он представляет собой мощный куб с трехчастным делением фасадов, с галереей и приделами у восточных углов. Снаружи стены завершаются закомарами, над которыми расположены двумя ярусами килевидные кокошники, увенчанные мощным световым барабаном. Успенский собор неоднократно подвергался значительным переделкам. В результате реставрационных работ памятнику в основном возвращен вид XVI в. Внутри собора сохранились фрески сер. XVII в. московской школы живописцев под руководством Марка Матвеева. На северной и южной его стенах изображены сцены из жизни Богородицы, в алтаре видны фигуры апостолов, а на пилонах храма, несущих своды и купол, художники поместили изображения епископов и великих князей. Есть и напоминание о расплате за грехи — сцена «Страшного суда».

Фрески алтарной апсиды Успенского собора. XVII в.

19 марта 1206 г. скончалась первая жена великого князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо Мария Шварновна и была погребена на северной паперти Успенского собора «своего», Княгинина монастыря.

Великая княгиня Владимирская Мария Шварновна

В некрополе Успенского собора похоронены обе супруги Всеволода III, жена и дочь Александра Невского, а также находились мощи святого мученика Авраамия Болгарского.

На Лазареву субботу, 10 апреля 1991 г., состоялось торжественное освящение Успенского собора монастыря. Из кафедрального Успенского собора крестным ходом был перенесен мощевик с частицей мощей святого мученика Авраамия Болгарского, Небесного покровителя обители.

В 1992 г., в Великую Среду, по ходатайству архиепископа Евлогия была принесена из Владимирского краеведческого музея в Благовещенский придел Успенского собора монастыря чудотворная Боголюбская икона Божией Матери, написанная по повелению святого благоверного князя Андрея Боголюбского в память о явлении ему Пресвятой Богородицы. Еженедельно перед образом Царицы Небесной совершались молебны.

23 мая 1993 г., в Неделю о слепом, чудотворная Боголюбивая икона Божией Матери была перенесена из Благовещенского придела в главный храм и поставлена в северной части иконостаса.

Марьино-владельческая усадьба

«Марьинка» во Владимире находится между объездной дорогой («пекинкой») и проспектом Строителей, к северу от Черёмушек, за «Факелом» между улиц Чернышевского и Лакина. Индивидуальная застройка.

В XII веке здесь находилось имение с загородным дворцом супруги великого князя Владимирского Всеволода III Большое Гнездо — чешской принцессы, которую на Руси называли Марией Шварновной.

Субботин А.П. пишет, что в 1877 году здесь «вблизи густой орешник, речка Содышка, мельница».

План Владимира XII-XIII вв. (по Н.Н. Воронину)

Цифрами на плане обозначены: I — город Мономаха (Печерний город); II — Ветчаной город; III — Новый город; IV — детинец; 1 — церковь Спаса; 2 — церковь Георгия; 3 — Успенский собор; 4 — Золотые ворота; 5 — Оринины ворота; 6 — Медные ворота; 7 — Серебряные ворота; 8 — Волжские ворота; 9 — Дмитриевский собор; 10 — Вознесенский монастырь; 11 — Рождественский монастырь; 12 — Успенский (Княгинин) монастырь; 13 — Торговые ворота; 14 — Ивановские ворота; 15 — ворота детинца; 16 — церковь Воздвижения на Торгу

Вошедший в Средний город попадал в центр столицы. Справа, за белокаменной стеной детинца, были видны златоглавый Успенский собор с вышками епископского двора, здания дворца Всеволода по сторонам Димитриевского собора и за ними — собор Рождественского монастыря. Налево была площадь торга с церковью Воздвижения, за которой виднелись поднимавшиеся к горизонту поля. Впереди, на склоне плато Среднего города, лежал восточный пояс его стен с Ивановской проездной башней. За ним начинался торгово-ремесленный конец города — его посад, где дома и храмы были исключительно деревянными. Здесь городской треугольник сужался, и его застройка походила на большую деревню, расположившуюся вдоль дороги. Это впечатление усиливалось широким внегородским ландшафтом, открывавшимся отсюда к югу и востоку. Центральная улица проходила сквозь белокаменную арку Серебряных ворот и сливалась с дорогой на село Доброе, Боголюбово и Суздаль. Мы достоверно не знаем, как располагались поперечные улицы. Можно думать, что при небольшой ширине Ветчаного города-посада на главную улицу выходили, как и теперь, короткие проулки. В Среднем городе значительную площадь занимал торг, к которому, вероятно, сходились улицы из северо-восточной части. В Новом городе, по-видимому, была поперечная улица, шедшая вдоль валов Среднего города по оврагу к Волжским воротам на Клязьме и к северным Медным, к Лыбеди. На северо-запад, может быть, шла улица от Торговых к Ирининым воротам. Город открывался сменяющимися разнообразными ансамблями не только изнутри. Едва ли не более важным в его замысле были его наружные «фасады», явно рассчитанные на восприятие с далеких расстояний и разных точек зрения. Строители Владимира, мастерски используя богатый рельеф береговой гряды, создали широко открытый во внешний мир городской ансамбль. Со стороны Юрьевской дороги, с полого приподнятых к северо-западу полей город открывался немного сверху и почти целиком во всей многоликости своих частей. С холмов, по которым спускалась с востока дорога от Суздаля, город представлялся спокойно поднимающимся в гору; впереди стояли Серебряные ворота, за ними лепились жилища горожан с группой высоких рубленых храмов, выше их вдали лежал пояс стен Среднего города с Ивановскими воротами и башнями, а дальше и слева сверкали купола соборов Рождественского монастыря и детинца. Но главным аспектом городского ансамбля был, несомненно, его южный «фасад», обращенный к реке и шири пойм и лесов, среди которых шла дорога на Муром. Отсюда город был виден во всей своей величавой протяженности, напоминая панораму Киева над Днепром. На холме с запада стояли деревянные здания Вознесенского монастыря и церковь Николы. С южного угла Нового города спускалась вниз крепостная стена, чтобы из оврага от Волжских ворот снова круто подняться к углу Среднего города. В полукруглой впадине за ней по склонам горы стояли утопавшие в садах дома горожан, а над ними, по высокому краю плато, располагались княжеские дворы с храмами Спаса и Георгия и возвышались острые кровли теремов. Высоко на углу Среднего города вздымал свои купола Успенский собор — центральное звено панорамы; в ряд с ним, почти на равных интервалах, были видны меньшие по объему соборы Димитриевский и Рождественский. Поставленные на самом краю плато, они создавали обманчивое впечатление, что и вся глубина города наполнена подобными же белокаменными зданиями. От высшей точки — Успенского собора — профиль города медленно и ритмично понижался. Панораму низменного посада — Ветчаного города — определяли верхи деревянных храмов, создававшие вместе с шатрами крепостных башен вырезной зубчатый и более дробный силуэт. Особенно величественной и сказочной предстает южная панорама в ранние часы рассвета, когда пойма и городские высоты тонут в молочном море клубящегося тумана и пламенеющие в первых лучах солнца белокаменные соборы кажутся фантастическим видением. Не представляет сомнения, что как «интерьеры» города, так и его ярко выраженная «фасадность» не были «счастливой случайностью», но являлись результатом большой творческой работы владимирских горододельцев.

1206 г. сына его Ярослава Всеволод Чермный, князь Черниговский, выгнал из Южного Переяславля. Великий князь выступил в поход; в Москве к нему присоединился старший сын его Константин с новгородцами, а потом муромские и рязанские князья. Все думали, что пойдут на юг, но обманулись: Всеволоду донесли, что рязанские князья изменяют, дружат с черниговскими. Великий князь, позвав их на пир, приказал схватить их и в цепях отправил во Владимир; Пронск и Рязань были взяты; последняя выдала ему остальных своих князей с их семействами. Всеволод поставил здесь сначала своих наместников и тиунов, а потом — сына Ярослава. Но против последнего рязанцы возмутились, и Всеволод опять подошел к Рязани с войском. Приказав жителям выйти из города, он сжег Рязань, а рязанцев расселил по Суздальской земле; той же участи подвергся Белгород (1208). Два рязанских князя, Изяслав Владимирович и Михаил Всеволодович, избегшие плена, мстили Всеволоду опустошением окрестностей Москвы, но сын Всеволода, Юрий, разбил их наголову; те укрепились на берегах реки Пры (или Тепры), но Всеволод вытеснил их и отсюда; затем, при посредстве митрополита Матфея, нарочно приезжавшего во Владимир, Всеволод примирился с Ольговичами Черниговскими и скрепил этот мир брачным союзом сына своего Юрия с дочерью Всеволода Чермного (1210 г.).

Владимиро-Суздальское княжество в XIII в.

Незадолго до смерти Всеволод хотел отдать старшинство старшему сыну Константину, а в Ростов посадить Юрия. Но Константин был недоволен, он хотел взять себе и Владимир и Ростов. Тогда Всеволод «созвал всех бояр своих с городов и волостей и епископа Иоанна I, и игумены, и попы, и купцы, и дворяны, и вси люди» (Воскресенская летопись) и передал старшинство младшему сыну — Юрию. Нарушен был коренной обычай, что повлекло за собой усобицы и разногласия.

Всеволод скончался в 1212 г. Мощи хранятся в Андреевском приделе Успенского собора во Владимире.

После смерти Всеволода в Северо-Восточной Руси образовались удельные княжества: Суздальское (князь Юрий Всеволодович), Переяславское (с Тверью, Дмитровом, князь Ярослав Всеволодович), Ростовское (с Белоозером, Устюгом), Ярославское, Угличское, Юрьевское (князь Святослав Всеволодович), Стародубское (князь Иван Всеволодович), Ростовское княжество достаётся Константину Всеволодовичу.

Основными итогами правления Всеволода была расправа с боярами Ростова, противившимися княжеской власти, расширение территории Владимиро-Суздальского княжества, украшение Владимира Дмитровским и Рождественским соборами, кремлём-детинцем.

Летописец говорит о его религиозности и нищелюбии и прибавляет, что князь судил судом истинным и нелицемерным.

Находки

Энколпион. Кон. XII нач. XIII вв.

Белый металл, литье, гравировка.13,7×7,6×1,5 см. С округлыми лопастями, оформленными парными каплевидными выступами. С остатками желтого металла, с оглавием в виде биконической полой бусины. С рельефными изображениями. На лицевой стороне: Распятие (в центре) и Богоматерь, Иоанн Богослов и Иоанн Креститель — погрудно в медальонах на боковых и верхнем концах креста. Все изображения подписные. На оборотной стороне: Богоматерь с мла денцем (Одигитрия?) и, на боковых и верхнем концах креста погрудно в медальонах святые воины: Георгий, Дмитрий, Нестор (?). Внутри энколпиона: коричневая масса с крестовидным углублением с остатками древесного тлена. Место находки: «Ветчаный город» Владимира. Клад 1993 г.

LiveInternetLiveInternet

Дмитриевский собор во Владимире. Конец12 века.
Дмитриевский собор во Владимире — главный княжеский храм, построенный великим князем Всеволодом Большое Гнездо согласно исследованиям Н. Н. Воронина, в 1194-1197 гг. (есть сведения, что по летописным данным, обнаруженным в 1990-е годы Т. П. Тимофеевой, он был построен в 1991 году). Он является одним из самых ярких, выразительных и известных памятников Владимиро-Суздальской архитектуры домонгольского периода.
Храм был освящен во имя св. Дмитрия Солунского — небесного покровителя князя Всеволода Юрьевича, при крещении получившего имя Дмитрий. Несмотря на указанную датировку, точное время постройки собора неизвестно. Владимирский летописец, говоря о смерти
великого князя Всеволода, упоминает, что он на своем дворе создал «церковь прекрасную» во имя святого мученика Дмитрия и «дивно» украсил ее иконами и росписью. Именно поэтому ряд исследователей относят строительство собора к периоду между 1194 и 1197 годами.
В работе над собором были задействованы только русские зодчие — летописец особо подчеркивает, что для строительства Дмитриевского собора уже «не искали мастеров от немец». Однако по одной из версий среди строителей все же были и выходцы с Балканского полуострова — болгары, сербы или далматинцы. Это объясняет сходство белокаменного убранства собора с общесредневековыми традициями, характерными не только для
Балкан и Византии, но и других европейских государств. В 1197 году в Дмитриевский собор из базилики св. Дмитрия в греческом городе Фессалоники (Солунь) были привезены главные реликвии — большая икона, изображающая святого в полный рост, и
серебряный чеканный ковчежец, где находилась «сорочка» — частица одежды, пропитанная кровью мученика. Летописец сообщает: «И принес доску гробную из Селунясвятого мученика Дмитрия, миро непрестанно точащего на здравье немощным, в той церкви постави, и сорочку того же мученика тут же положи».
Почему собор посвящен Димитрию? Мать Всеволода — византийская принцесса — жила в Константинополе, при дворе императора Мануила Комнина, где св. Дмитрий почитался как
покровитель императорской семьи.
Фотография А.А.Александрова из книги Г.К. Вагнера «Старые русские города».
Современный вид собора значительно отличается от первоначального: он пережил разрушительные пожары в 1536, затем в 1719 и в 1760-е годы. Известно, что еще в XV веке велись ремонтные работы, инициаторами которых были московские князья. В начале XVI века собор еще числился великокняжеским, но позже это значение потерял. В XVI-XVII веках собор
подновлялся, частично утрачивая старые конструктивные и декоративные элементы.
Дмитриевский собор в 1830-е годы. Чертеж Ф. Рихтера
По мнению некоторых исследователей самый большой урон был причинен зданию в XIX веке и отнюдь не пожаром. ; В 1834 году, во время посещения Владимира император Николай I обратил внимание на крайнюю ветхость и бедность храма и пожелал привести собор в «первобытный вид». Усердные «реконструкторы» разобрали в 1837—1839 годах окружавшую собор с юга, запада и севера галерею, подведенную под уровень аркатурно-колончатого

пояса, а также примыкавшие с севера и юга башни с внутренними лестницами, ведущими на хоры. Эти невосполнимые потери не только исказили облик храма, но и сильно ослабили его конструкцию. В 1840—1847 годах состоялся ремонт и внутри здания: стены были заново расписаны, при этом погибли древние фрески, пол опущен, устроен новый иконостас,
винтовая лестница на хоры.
Дмитриевский собор в 1834 г. Рисунок Ф. Дмитриева
Дмитриевский собор. План.
Стоит обратить внимание на то, что глава собора на высоком барабане покрыта золотым шлемом. Шлемовидное покрытие глав— одна из примет древней архитектуры (как правило, до XVI века включительно).
Основным материалом для строительства служил белый камень — известняк. Фасады храма четко разделены на три яруса. Нижний практически лишен какого-либо убранства, ведь первоначально он был закрыт одноярусными галереями, окружающими собор с трех сторон. По углам галерей располагались лестничные башни . Эти галереи и башни вероятнее всего появились или были перестроены чуть позднее самого собора и соединяли собор с
княжеским дворцом. Они также имели белокаменную резьбу, несколько отличавшуюся по стилю, которую впоследствии, при разборе галерей и башен в 1838 году, использовали для заделки утрат на фасадах собора.
Средний ярус демонстрирует аркатурно-колончатый пояс с богатейшим орнаментом. Верхний ярус по всей своей плоскости, от верха аркатурно-колончатого пояса до также украшен резьбой. Колонки аркатурного пояса в этом обилии резьбы воспринимаются как окаймляющая лента;Резьба присутствует и на цилиндрическом барабане, на котором возвышается золоченый купол.
Однако конструктивная целостность не нарушается декором: вертикали пилястрритмически членят фасады, подчиняя все резное убранство архитектуре.
На фасадах Дмитриевского собора находятся более пятиста рельефов.
Подлинные рельефы сохранились на западном фасаде, в центральных и восточных пряслах южного и северного фасадов, на апсидах. На западные прясла южного и северного фасадов попало много резных камней с упоминавшихся выше разобранных башен, немало рельефов пришлось выполнить заново. Древний аркатурно-колончатый пояс уцелел только в
западном прясле северного фасада, остальные колонки и фигуры святых вырезаны в XIX веке.
Исключение составляют снятые с башен 13 колонок и сидящие святые на западном фасаде. Кроме того, с башен сняты также и каменные блоки с раскидистыми «древесами» под фигурами святых.
Скульптурное убранство порталов. Фрагмент.
Резные камни а фасадах храма создают причудливую картину мира, где христианские образы гармонично сосуществуют с образами языческой мифологии и сюжетами средневековой литературы.
Резьба колончатого пояса изображает целую галерею святых, среди которых имеются фигуры князей Бориса и Глеба.Под каждой фигурой вырезаны изображения фантастических
животных или растений. Скульптуры разделяют резные колонки аркатурного пояса.
Можно предположить, что в первоначальном замысле скульптурного оформления собора ведущей является тема власти. Южный фасад украшен большой по размеру композицией «Вознесение Александра Македонского на небо». Этот сюжет, который современному наблюдателю кажется весьма необычным для украшения православного храма, в средние века был необычайно популярен и на Руси, и в Европе, и на Востоке благодаря византийской повести «Александрия», переведенной на многие языки. По мнению академика Б.А. Рыбакова «Вознесение Александра» в церковной скульптуре второй половины XII века было равноправно важнейшим христианским изображениям. Александр изображен в плетеном коробе, который несут на крыльях два грифона. Он держит в руках маленьких львят, выступающих в качестве «приманки» для грифонов. Летающие чудища тянутся к приманке, забирая тем самым царя ввысь. Этот сюжет был очень распространен во владимиро-суздальском искусстве: он
украшал и первоначальный Успенский собор во Владимире, и церковь Покрова на Нерли, и символизировал божественное покровительство княжеской власти.
На северном, обращенном к городу, фасаде находится рельеф «Князь Всеволод с сыновьями». Всеволод Большое Гнездо изображен сидящим на троне в окружении своих старших сыновей Константина, Георгия, Ярослава и Святослава, с новорожденным Владимиром на руках. Всего у князя было двенадцать сыновей. Это, как известно, и послужило причиной возникновения его прозвища «Большое Гнездо».
Западная стена храма украшена тремя рельефами, стилизованно иллюстрирующим подвиги Геракла. По одной версии, владимирские мастера позаимствовали эти сюжеты из западноевропейской культуры: они перенесли на стены дворцового храма изображения, украшавшие средневековый романский ларец, который хранился в княжеской казне.
Царь Давид играет на лютне. Фрагмент рельефа.
Центральное место среди персонажей, присутствующих в оформлении Дмитриевского собора, занимает фигура царя Давида. Она представлена в декоре трех фасадов храма. В образе Давида — псалмопевца, пастыря, царя, пророка — вероятнее всего, предвосхищен образ Христа. Весь тварный мир — звери, птицы, деревья и травы- внимает Давиду у подножия престола. Согласно другому мнению рельефы Дмитровского сбора восходят к народной
мифологии, указывая на связь изображений с «Голубиной книгой», главное действующее лицо которой;— царь Давил, добрый заклинатель природных сил и вдохновенный певец. Г.К. Вагнер, автор специальной монографии о скульптуре Владимиро-Суздальской Руси, считал, что на рельефах Дмитриевского собора изображен вовсе не Давид, а его сын Соломон, пророк
и царь, который держит в руках не гусли, а свиток. Соломон считался идеалом мудрого правителя, и именно поэтому Всеволод стремился украсить его изображениями свой дворцовый храм.
Рельеф аркатурно-колончатого пояса. Фрагмент
Новозаветная тема представлена образами святых в аркатурно-колончатом поясе и в медальонах, а также двенадцать всадников. Сложно не отметить, что при всем этом большая часть рельефов посвящена нецерковным сюжетам.
По мнению некоторых исследователей, звериный мир рельефов Дмитриевского собора по сути является»аристократическим» звериным миром, приобретавшим значение
геральдических эмблем знати.
И действиельно, княжеские гербы XII-XIII веков часто содержали изображения барсов, пардусов (кошки-леопарды) и других геральдических существ.
Поэтому существует предположение, что на стенах собора воплощены не представления народной мифологии, а образы, пришедшие из мира средневековой книжности — с ними была знакома княжеская знать. Простому народу подобные сюжеты были неизвестны и
непонятны, удивляли и даже устрашали. Кроме того — и на это стоит обратить внимание — первоначально собор стоял за белокаменной стеной и его резьбой могли любоваться лишь те, кто имел доступ на княжеский двор.

Добавить комментарий

Закрыть меню